Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Об охранительстве, на примерах

Тут нарисовался хороший пример того, в чём разница между пристойным охранительством и охранительством непристойным.

Вот есть два публициста. Оба, в общем, «за Путина» и «против болотной оппозиции». Формально каждого из них можно назвать охранителем.

Оба высказались по одному и тому же вопросу. В данном случае – по детско-сиротскому.

Вот один:

Игорь Караулов
Кризис имени Димы Яковлева


Американцы ведь странные люди. Американская семья может поехать на другой конец света, заплатить немалые деньги, чтобы выбрать себе ребенка с ДЦП или синдромом Дауна. С нашей стороны это очень неловкий бизнес, это даже не экспорт детей, а экспорт человеческого горя в чистом виде. У них на мудреном Западе научились перерабатывать это горе в какое-то подобие счастья; это примерно как добывать газ из сланцев. Пока мы этими социальными технологиями не овладеем, волей-неволей придется рассчитывать на заграничных благодетелей и прежде всего на граждан США. […]

Самым удачным выходом из этого внезапного кризиса было бы проведение гласной ревизии наших сиротских дел, а затем — принятие амбициозного плана, в котором поэтапный отказ от передачи детей иностранцам (диктуемый не стремлением насолить неприятелю, а простым и понятным желанием уважать себя) был бы увязан с конкретными показателями улучшения дел в этой области.


А вот второй:

Денис Тукмаков
«Что мы выберем?»


Отвергая американское усыновление, мы, если предельно заострить вопрос, ставим себя перед страшнейшим выбором. В дилемме «или неизлечимый русский сирота продолжит жить и вырастет американцем, или он умрет ребенком» – что мы выберем? Я понимаю, что недопустимо сгущаю краски, но это необходимо проделать, чтобы мы поняли, где мы все оказались.

Просто ведь если мы выбираем их «жизнь чужими людьми», то мы как нация на этом кончаемся. Дело не в суверенитете, а в простом признании: «Здесь жить нельзя!» В нас, сделавших такой выбор, останется сколь угодно много доброты, рассудительности и политкорректности – всё это непременно повысит спрос на русских нянек и гувернеров в мировых рекрутинговых агентствах. Но няни и гувернеры не выигрывают войн и не распоряжаются даже собою. Если же мы выберем их смерть – это, при всей своей утробной чудовищности, после которой тяжко жить, только и способно сделать нас свободным народом.


В данном случае важно не то, что Караулов «пытается остаться добрым», а Тукмаков мужественно берёт на себя роль кровавой собаки и говорит вещи, неприятные для публики. Я сам регулярно говорю и пишу вещи, неприятные для публики, что ж поделать, кто-то должен и т.п.

Нет, дело в том, что Караулов, в общем-то, видит ситуацию правильно, хотя и закрывает глаза на некоторые моменты, а второй лжёт в очень фундаментальном вопросе. А именно – прямо отождествляет русских с их главной бедой – нашей поганой властушкой супостатовной. На чём и выстраивает всю конструкцию.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →