Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Генеалогия героя. Историко-литературное расследование

Есть определённые основания предполагать, что одна из прабабок Остапа Ибрагимовича Бендера носила в замужестве фамилию Разорваки.

Супруг её, Фемистокл Мильтиадович, грек родом из Нежина, был, по всей видимости, потомком греческого купца из числа приглашённых Богданом Хмельницким, универсалом 1657 года - отчасти для того, чтобы занять место евреев, коих гетман Запорожского Войска недолюбливал.

Но кем бы ни были предки Фемистокла Мильтиадовича, у него гораздо лучше получалось тратить деньги, нежели их зарабатывать. Несколько раз он пытался затеять выгодное предприятие (самый известный прожект - мозольная лечебница), но приобрёл лишь репутацию авантюриста и человека бесчестного. В конце концов он запутался в финансовых делах и нашёл выход в том, чтобы спешно отправиться в Грецию, принять участие в национально-освободительной борьбе. Там он и пал на поле битвы - вероятнее всего, во время взятия Миссолунги в 1826 году. Есть, впрочем, версия, что он не погиб, а, воспользовавшись фронтовой неразберихой, присвоил себе документы некоего Костаки (видимо, погибшего) и таким образом сбежал от грозивших ему неприятностей, а также и от опостылевшей супруги. Впрочем, есть свидетельства, что его "загробная жизнь" была отнюдь не мирной.

Этот прожжённый циник и авантюрист вполне мог бы быть предком Остапа Ибрагимовича, но увы - у нас есть все основания в этом сомневаться. Кем бы ни был ребёнок госпожи Разорваки (официально бездетной), вряд ли он был законнорожденным. Судя по всему, вдова не отличалась строгостью нравов и после исчезновения супруга отнюдь не утратила интереса к мужчинам вообще и вкуса к восточным мужчинам с авантюрным складом в частности. Предполагаемый дед (или бабка - мы не знаем пола ребёнка) был плодом одного из тайных романов пылкой вдовы. На сей раз предметом её страсти стал турок - ну или выдававши себя за турка "турецкоподданный".

Скорее всего, однако ж, это был мальчик. Более того, вполне вероятно, что других сыновей у неизвестного нам сожителя вдовицы не было: иначе трудно объяснить, почему отец вдруг признал ребёнка своим и увёз на историческую родину.

Впрочем, тут возможна и рискованная, но в высшей степени романтическая версия. Не был ли отцом ребёнка сам беспутный Фемистокл Мильтиадович? Возможно, через много лет, скитающийся и гонимый после какой-нибудь очередной авантюры, его снова занесло ветрами в Россию. Мог ли он набраться наглости и явиться к бывшей супруге за утешением, и, возможно, материальной поддержкой? Такой обаятелный негодяй, каким был Костаки-Разорваки (впрочем, к тому времени он уже успел перебраться в Турцию и сменить фамилию, а то и не одну), безусловно, способен и на такое. Вдова же... женское сердце - не камень, и любовь порой переживает самые ужасные предательства. Это объяснило бы и то, что отец - чьи дела в Турции, видимо, пошли на поправку - признал сына и увёз с собой. Бросить несчастную женщину с незаконнорожденным ребёнком на руках - на это не хватило негодяйства даже у этого прожжёного мерзавца.

Так или иначе, ребёнок выжил и вырос. Но, опять же, есть основания полагать, что жизнь у него была короткая, хотя и бурная. К шестидесятым годам позапрошлого века от него осталась только память (добрая ли?), да единственный сын. Не удивлюсь, если сын и стал причиной его гибели: возможно, он соблазнил девушку из хорошей семьи, чего родня девушки ему не простила... Впрочем, это уже вилами по воде писано. Так или иначе, внук выжил (помог дед?) и вырос. Он-то и был тем самым Ибрагимом, отцом Остапа. 

Вряд ли Ибрагим - с такими-то предками - был образцом добропорядочности. Так, он пытался (вместе с сообщниками) каким-то образом заставить свою бабушку признать его официально - видимо, с целью что-нибудь с неё получить. Попытка успехом не увенчалась: вдова Разорваки могла простить своего мужа, возможно, питала какие-то чувства к сыну, но внук ей не стал дорог, так что опрометчивый турка опростоволосился... Но вообще Ибрагим вёл весьма интересную, хотя и беспорядочную жизнь. В конце концов его занесло аж в Латинскую Америку, скорее всего - в Аргентину.

Родился ли Остап в Аргентине, и если да, то кто была его мать? Сейчас это выяснить затруднительно. Но, во всяком случае, "испанское" имя - Остап-Сулейман-Берта-Мария - он носил. Скорее всего, оно было составлено безграмотно: никакой "Берты", например, там быть не могло в принципе. Впрочем, возможно, речь идёт о каком-то фонетическом искажении. Так или иначе, Ибрагим не вписался в реалии южного континента и был вынужден вернуться. Однако сыну он привил любовь к танго и тоску по Рио-де-Жанейро (в котором, видимо, не бывал - возможно, из-за незнания португальского).

Наиболее вероятное первое имя Остапа - Эустиакио (Eustaquio). "Остап" - это уже русифицированный, точнее, украинизированный вариант. Оба варианта восходят к греческому "Евстафию" (что означает "твёрдый, неизменный, прямо стоящий").

Интересен вопрос о настоящей фамилии Ибрагима. Скорее всего, он носил турецкую фамилию Байрак (Bayrak) [знамя, флаг] или Байракар (bajrakatar) [знаменосец - в данном случае военный чин]. В Аргентине Ибрагим Байрак сменил фамилию на испаноязычный эквивалент - Бандьера (или Бандьерас). Его сын Остап сократил фамилию до "Бендер: "Бандер" звучало бы нелепо, а "Бандера" - слишком по-украински. В последнем случае Бендеру повезло: вряд ли роман о похождениях человека с такой фамилией стали бы переиздавать после войны.

ЛИТЕРАТУРА

История современной Греции (Wikipedia)
Нежин (Wikipedia)
Козьма Прутков. Новогреческая песнь
Козьма Прутков. Фантазия
Козьма Прутков. Опрометчивый турка, или Приятно ли быть внуком?


) болит голова, не могу заняться ничем полезным (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments