Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О несвободных, а также о слугах народа. Рассуждение сферическое в вакууме

Одним из самых традиционных делений людей на две группы является деление на свободных и несвободных.

У нас слово «несвободный» почему-то сразу ассоциируется со словом «раб», причём в самом жалком варианте – какой-то бедолага в кандалах с исполосованной красными рубцами спиной, лежащий на вонючей соломе после очередной порки. На самом деле статус «свободного» или «несвободного» в общем случае никак не связан с материальным благосостоянием, возможностями и даже властью над людьми. Несвободный может жить лучше свободного – любимый раб богатого человека ест и пьёт с серебра, а то и с золота, а свободный крестьянин перебивается с хлеба на квас. Несвободный может иметь больше возможностей, чем свободный – например, он может нажаловаться своему хозяину на свободного, а свободного этот самый хозяин и слушать не станет. Наконец, несвободный может иметь власть над свободными. Что мешает сделать раба сборщиком налогов, или смотрящим за какой-нибудь деревенькой и т.п.?

Что же делает несвободного несвободным? Отсутствие чего воспринимается как «несвобода»?

Список довольно длинный, но некоторые вещи в нём присутствуют обязательно.

Свобода перемещения и выбора места жительства. Первая и самая очевидная несвобода – это несвобода пространственная. Грубо говоря, это несвобода передвижения. Древнейшая формула свободы – «могу идти куда хочу». В свою очередь, слово, обозначающее освобождение – это слово «отпускаю». Несвободный не решает, где ему жить, куда волен отлучаться, и так далее.

Право на выбор занятия и право пересмотреть свой выбор. Несвободный не может решать, чем ему заниматься, в том числе – чем зарабатывать на хлеб насущный. Довольно часто несвободных лишают права заниматься частным предпринимательством, даже самым мелким – хотя легко ставят их «на хозяйство» в положение управляющих, менеджеров и так далее, и даже позволяют что-нибудь воровать. Иногда для несвободных запрещаются некоторые занятия, особенно связанные с политикой, судопроизводством и так далее - что и понятно: раб-судья будет судить так, как прикажет ему господин (хотя правоведом или консультантом он может быть). Да, бросить своё дело несвободный тоже не может: поставили тебя молоть зерно – так и будешь молоть, «тебя не спрашивают».

Право избирать и быть избранным, а также состоять в политических организациях. Что для несвободных недоступно всегда – это публичные выборные должности. Что тоже очевидно, поскольку выборы какого-нибудь раба на общественную должность равносильно отчуждению собственности у законного владельца: раб должен работать на господина, а не в общественном собрании заседать. Права избирать несвободных тоже всегда лишают – ибо они будут голосовать так, как велит хозяин. Про партийность несвободного тоже не может идти речи, по тем же причинам.

Право на собственность. В большинстве случаев за несвободными признаётся право на личную собственность, но с серьёзными ограничениями. Довольно часто бывает так, что некая собственность несвободного считается собственностью только относительно других несвободных: если раб украдёт у другого раба миску, и это выяснится, вора выпорют. Но если хозяин вздумает разбить эту миску, «кто ж ему слово скажет». Если же присмотреться, то и в первом случае собственность раба не признаётся собственностью – вора-раба порют не за то, что он посягнул на собственность другого раба, а за неповиновение воле хозяина (который дал эту миску другому рабу). Но бывают и такие порядки, что у несвободного может быть и настоящая собственность, иногда очень значительная, которую хозяин не может «вот просто так взять и отнять». Кроме того, на несвободных часто накладывают ограничения на тип собственности – ну там, раб может иметь миску и набёдренную повязку, но красивую одежду и свой угол уже нет.

Право на защиту чести достоинства и неприкосновенность личности. Ещё одна важная особенность несвободы – у несвободного нет права на защиту своей чести и достоинства, личной жизни и так далее. Довольно часто он не может защищать себя даже от прямых публичных оскорблений и клеветы, и уж тем более на «тайну личной жизни». Несвободного можно оскорблять и унижать (особенно хозяину, а иногда и всем свободным), и никакой суд его не защитит. И уж тем более хозяин может сколько угодно совать нос в его семейные и имущественные дела. Более того, зависимый обязан ОТЧИТЫВАТЬСЯ перед хозяином по первому требованию. Кроме того, несвободных могут подвергать всякого рода унизительным проверкам – скажем, осмотру тела, каким-нибудь тестам или медицинским анализам и т.п.

Зато у несвободного иногда имеются права, которые у свободного отсутствуют.

Право на жизненный минимум. В большинстве человеческих культур несвободный обычно имеет право на некий минимум материальных благ, который ему должен обеспечивать хозяин. Это не всегда так: в некоторых странах и культурах хозяин имеет право хоть убить несвободного, хоть голодом его заморить. Но чаще всё-таки дело обстоит так, что право на «минималочку» (например, на еду, достаточную, чтобы не умереть с голодухи) у несвободного всё же есть. То же самое касается жилья и одежды.

Отсутствие публичной ответственности (при ответственности перед хозяином). Довольно часто за поступки несвободного перед другими людьми, от них пострадавшими, отвечает хозяин несвободного. Несвободный же несёт ответственность перед хозяином. Опять же, это не всегда так, но это довольно распространённый вариант.

Есть ещё кое-что, но и этого пока довольно.

Теперь посмотрим, а кто в современном обществе может быть отнесён к категории несвободных. Ещё интереснее – а кого ИМЕЛО БЫ СМЫСЛ числить и содержать именно в этой категории?

Первое, что приходит в голову – это заключённые (несвободные в самом прямом смысле слова), а также, отчасти, наказанные иным образом (например, находящиеся под длительным домашним арестом, подпиской о невыезде и т.п.) Но, конечно, классика жанра – это именно заключённые. Которые сидят в камере, голосовать не могут, заняты «чем администрация велит», в собственности имеют только то, что разрешает администрация (и любую вещь могут отнять), ну и так далее по всем кочкам.

Интересно, однако, что под определение «несвободных» подпадает и прямо противоположная категория людей. А именно – государственные чиновники.

Про Россию мы, конечно, не говорим. Тут «человек с мигалкой» - царь и бог. Но чем демократичнее страна и чем она лучше устроена, тем больше положение госчиновника напоминает именно положение несвободного. Несмотря, повторяю, на все бонусы и прелести этого положения.

Возьмём некую идеальную модель содержания чиновника. Которая – с теми иили иными отклонениями - реализована в тех государствах, которые мы считаем удобопригодными для жизни.

Свобода перемещения и выбора места жительства. Официально не ограничивается, но довольно часто государственные чиновники имеют право на казённое жильё или бесплатную аренду за счёт государства, что косвенно эту свободу ограничивает.

Право на выбор занятия и право пересмотреть свой выбор. Как правило, госчиновников нанимают надолго, заключая длительные контракты. Неожиданный разрыв такого контракта не запрещён, но обычно чреват всякого рода расследованиями деятельности, выяснением того и сего, и, в общем, приносит куда больше неприятностей, чем разрыв обычных отношений найма.
А вот насчёт занятий бизнесом и так далее существует консенсус – чиновник не должен заниматься бизнесом, пока он остаётся чиновником, ибо он будет пользоваться служебным положением. Иногда запрет распространяется и на родственников чиновника – официально или неофициально (типа «в законе такого нет, но за жену, вдруг стартанувшую с бизнесом, мы тебя уволим»).

Право избирать и быть избранным, а также состоять в политических организациях. Здесь всё в точку: в нормальном государстве чиновник не имеет пассивного избирательного права, то есть права быть избранным на государственные и муниципальные должности. Легально состоять в политических партиях чиновник тоже обычно не может. Активного избирательного права чиновников обычно не лишают, но все, в общем, признают, что «по логике вещей надо бы» – просто чиновников не так много, чтобы от их голосов что-то серьёзное зависело.
ДОВЕСОК: мне справедливо указали, что реальная ситуация сложнее: в тех же Штатах чиновники высокого уровня могут баллотироваться на выборные должности и быть членом политической партии.

Право на собственность. Тут тоже всё понятно: в приличном государстве собственность чиновников находится под контролем, любое её неожиданное приращение – повод для расследования, подарок не от жены стоимостью выше $20 (в Штатах) – преступление, а сам подарок принадлежит государству. «И всё такое прочее», что для российского чиновника показалось бы страшным сном.

Право на защиту чести достоинства и неприкосновенность личности. В большинстве демократических стран считается, что публика имеет право лезть в личные и уж тем более общественные дела политиков и чиновников куда больше, чем в личные дела обычных граждан. Публичная критика чиновников, даже оскорбительная, считается нормальной, особенно если она связана со служебной деятельностью чиновника.
В некоторых странах чиновников могут вполне официально подвергать унизительным проверкам и тестам – скажем, брать анализ крови на предмет содержания наркотических веществ и т.п.

Ну и права тоже соответствующие.

Право на жизненный минимум. Тут, скорее, на максимум, или хотя бы медиум. Как правило, чиновники, особенно крупные, имеют то, что называется «жирным соцпакетом»: казённая квартира, машина с шофёром, бесплатное и качественное медобслуживание и т.п. Но тем не менее, эти гарантии, хотя и несравнимо более жирные, чем пайка заключённого, всё равно остаются по сути своей - пайкой.

Кстати. Не знаю, платят ли чиновники налоги с зарплаты – но логичнее было бы их от этого освободить, так как они, собственно, живут как раз на деньги налогоплательщиков.

Отсутствие публичной ответственности. Это довольно интересный момент. С одной стороны, подавать в суд на конкретного чиновника вроде бы никто не запрещает. С другой – гражданин довольно часто просто не знает, кто именно виновен в нарушении его прав, и судится не с чиновником, а с государством в целом («Джон Смит против штата Нью-Йорк»). В случае выигрыша дела ответственность (в основном в форме денежных компенсаций за безобразия) несёт государство, а уж оно потом начинает искать виноватых (и обычно наказывает).

Из всего этого следует логичный вывод: было бы весьма уместно вернуть в законодательства развитых стран понятия «свободный» и «несвободный», а государственных чиновников рассматривать как разновидность лично несвободных людей – то есть чего-то вроде государственных рабов или крепостных. Ну и докрутить все гаечки, доведя права крапивного семени примерно до уровня прав заключённых (каковые надо, наоборот, несколько повысить).

В частности, было бы неплохо прижать товарищей и в вопросе о свободе перемещения. Можно ведь держать чинуш в специальных зданиях тюремного типа - разумеется, со всеми удобствами, но без права их покидать. Это резко пресекло бы многие возможности для коррупции: как дать взятку тому, кто сидит в камере (и, возможно, под камерой), а с волей общается только по спецканалам? При этом ничто не мешает время от времени вывозить их хоть в Италию, хоть в Швейцарию - но тоже под присмотр. Что стоит построить на берегу Средиземного моря хорошо оборудованную зону с лежаками, лобстерами на ужин и колючей проволокой по краям, чтобы не бегали?

Вот тогда-то эвфемизм «слуги народа» наполнился бы адекватным содержанием.

ДОВЕСОК. ddanilov весьма к месту напомнил о венецианском обычае - дожи не имели право покидать Дворец Дожей, кроме церемонии "обручения с морем". "Ну вот что-то вроде того".

)(
Tags: не вполне всерьёз
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →