Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Об организации, или Канделаки | "как у нас вообще всё делается"


Читаю очередное охранительство c наезжаловым – на этот раз подтравливают Тину Канделаки, в частности - обвиняют в измене Верховному Стерху. Натыкаюсь на такое рассуждение:

Неожиданно для окружающих, она появилась на митинге оппозиции, выступавшей на Болотную площадь против фальсификаций на выборах в российский парламент, а вернувшись, отписала Бородину, что ходила на митинг… как реальный организатор акции!


Ну, это-то банально, даже если Канделаки и в самом деле что-то такое сказала. Гораздо интереснее противоположный случай – когда организаторы акции сами себя таковыми не считают, так как принимают за настоящих организаторов кого-то другого.

Простейший случай – драка. Иногда бывает очень сложно понять, кто, собственно, её начал. Все божатся и клянутся, что они первыми не лезли, а только когда «началось». При этом все могут быть свято уверены, что говорят чистую правду. В случае очень подробного разбора выясняется, что кто-то принял всерьёз подколку, которую другой считал безобидной, кто-то среагировал на движение, которое посчитал угрожающим, и так далее. И, конечно, важна сама коллективная настроенность, готовность к махачу – если её нет, ничего не будет. Но вот «конкретно начавшего» как бы и нет: все уверены, что это кто-то другой.

Впрочем, тот же механизм иногда работает и в конструктивном, так сказать, ключе. Например, пьянка тоже часто начинается «как-то сама собой».

Бывает и интереснее. Так, я пару раз присутствовал на круглых столах, которые неизвестно кто собирал. То есть были люди, предоставлявшие помещение, был ведущий, были участники – но впоследствии выяснялось, что собственно организаторов-то как бы и не существовало. Ну то есть: кто-то позвонил владельцу помещения и попросил его часика на два предоставить на безвозмездной основе. Этому кому-то, в свою очередь, позвонил некто и спросил, не может ли он договориться с владельцами помещения, так как намечается такое-то мероприятие. Звонивший, в свою очередь, услышал о мероприятии от некоего известного человека, которому он как раз хотел сделать какую-нибудь любезность и через это быть им замеченным. Известный человек, однако, ничего такого в виду не имел, а говорил что-то своё, а когда ему напомнили про мероприятие, удивился – однако пошёл, из уважения к известному политтехнологу, который обычно собирал свои тусовки именно в этом помещении и которого он принял за настоящего организатора. Каковой политтехнолог, в свою очередь, узнал о мероприятии в последний момент, опять же удивился, но тоже пошёл, так как ему было нужно увидеть того-то и того-то, а также озвучить нечто эпатажное, и чего ж не воспользоваться кстати подвернувшимся случаем. И дальше вырисовывался очень запутанный клубок оговорок, обмолвок, недоразумений, желания услужить, случайных понтов и прочих склеившихся обстоятельств.

Однако ничего неорганизованного не бывает. Если две функции определяются друг через друга, то обязательно существует некая третья фунцкия, через которую и определяются эти две. То есть можно считать, что в момент такой самоорганизации события над ним как бы витает некий призрачный субъект, которого можно и считать «условным организатором».

Ну так почему бы и не назвать этот призначный дух именем Канделаки, слово вполне подходящее – в том числе и фонетически. Что такое Канделаки? Что-то неопределённое – в слове нет указаний ни на пол, ни даже на число. Кто такие канделаки, сколько их – неясно. Что нам, собственно, и требуется.

Таким образом, теперь вместо «как-то оно само» можно говорить точно – «Канделаки». Кто начал драку? – Канделаки начал(а, и). Кто предложил нажраться до поросячьего визга? – да Канделаки ж. Кто организовал массовый выход на улицу недовольных офисных работников? – Канделаки постарался(ась, ись).

И, наконец, извечный вопрос «кто виноват?» - - -

ДОВЕСОК. Пока писал предыдущее, посмотрел всё-таки продолжение канделачьего сюжета. И опять кое-что вспомнил.

В своё время один путинский орёлик (залетевший, надо отдать ему должное, довольно-таки высоко) объяснял мне, как делаются дела в Администрации. «Понимаешь», - говорил он, - «вот какой-нибудь сурковский помощник придумывает дело, разводит Сурка и тот выделяет ему бюжет, ну скажем, миллион зеленью. Помощник берёт восемьдесят процентов, двести тысяч доносится до ответственного. Ответственный берёт сто пятьдесят, пятьдесят доносится до организатора. Ораганизатор берёт себе эти пятьдесят целиком и застраивает какого-нибудь своего человека, сидящего у него на зарплатке. Человек говорит «ща усё будет», но ничего не делает, а звонит своему знакомому, и просит, чтобы тот сделал дело за небольшой прайс, где-то тысяч двадцать-тридцать рэ. Тот берёт, звонит своему знакомому, и просит, чтобы тот сделал дело по дружбе бесплатно. Если тот не соглашается, звонит другому, третьему, пока не находит того, кому неудобно отказать и тот берётся делать. Делает он его плохо, но, поскольку его постоянно теребят и напоминают, всё-таки делает. При отчёте все валят на нижестоящих, косорукость нашего народа и невозможности нанять хорошие кадры, потому что все у нас ленивы, бездарны и никто не хочет работать даже за миллион… И вот так у нас вообще всё».

Надо сказать, нарисованная картинка ещё оптимистична. Я знаю о случае, когда сто процентов бюджета было схавано непосредственно помощником Суркова, а товарищу, которому предназначались деньги, предложили поработать бесплатно "прям сразу". Причём Суркову ситуация стала известна, но никаких особенных кар для помощника – или выделения новых средств – не воспоследовало. «А чё такого-то».

Здесь мы видим примерно ту же картинку. Не знаю уж, насколько она достоверна, но вся цепочка соблюдена. И даже перекрыта.

Допустим, олигарх Бородин и в самом деле развёлся на Тину и дал ей какие-то деньги «на протест». Допустим, говорю, так как достоверность подобных сливов – «сами понимаете». Но вот дальнейшее очень хорошо ложится в канву.

Итак, допустим, Тина получает деньги. Понятно, что она сразу берёт себе восемьдесят процентов. Хотя слоник маленький, так что приходится ограничиться двумя третями. Дальше она вытаскивает из Тбилиси своего старого знакомого Гиви Таргамадзе в целях использования товарища как прокси для освоения денег Бородина. Прокси ей нужен для того, чтобы не засветиться – так как к этому моменту у неё есть наработанная репутация «кавказской овчарки Путина» и она ей дорожит. Далее, сладостный Гиви берёт себе оставшийся лимон, но ему всё-таки нужно, чтобы кто-то что-то делал. Насчёт передачи денег Удальцову и так далее я ну очень сильно сомневаюсь, потому что по логике вещей он должен был попросить их сделать всё бесплатно, обещая в будущем какую-нибудь поддержку и «рисуя перспективы». Ну а потом то же Гиви с чисто восточной непосредственностью продал себя ещё и другой стороне как международного злодея и личного агента Саакашвили. Тем самым повышая свой рейтинг в глазах изумлённой общественности. "Алле-оп".

Что в результате? С одной стороны, на "волнения" были (допустим-допустим) выделены деньги. С другой – те волнения, которые имели место, произошли сами собой, а все расходы, в том числе финансовые и репутационные, понесли совершенно не те люди, которые эти деньги получили.

Я совершенно не утверждаю, что так было. Материалы, на которые я ссылаюсь – типичный слив и цена им понятна. Но картинка вполне себе соответствует тому, «как у нас вообще всё» - по описанной выше версии.

Мораль сей басни: если происходит нечто, и вам говорят, что на это такие-то и такие-то выделяли средства, из этого ещё не следует, что это нечто и в самом деле было проплачено. Вполне могло быть так, что оно произошло бесплатно, а деньги были с удовольствием скушаны специальными людьми "где-то по дороге".

Эх, до чего ж хорошо обитать поблизости от той дороги, милые мои!

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments