Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Литературоведческое. "Укрощать и покорять, беспощадно и навсегда" | гуманитарии, технари и работяги

Любопытная статья, сравнивающая "лемовскую" и "стругацкую" Венеру:

Интересно субъективное отношение к Венере членов экспедиций. И там, и там они держат наготове лучеметы и, не колеблясь, пускают их в ход. Однако у героев "Астронавтов", которые прибыли на планету, готовившую, судя по всему, уничтожение жизни на Земле, не прослеживается к ней какой-то враждебности. Скорее это осторожность перед грандиозным неизвестным, ощущение себя "муравьями в пишущей машинке". У Стругацких же всё буквально проникнуто воинственным, непримиримым духом по отношению к Венере. Для героев "Страны багровых туч" она - "упрямое, злое олицетворение всех враждебных человеку сил стихии", "чудовище", "подлая, проклятая планета", которую нужно "укрощать и покорять, беспощадно и навсегда". "Будешь работать на нас, на людей Земли, давать свет, жизнь… Закуем в сталь, в бетон! Будешь работать!"


Нужно ли объяснять, что имеется в виду? "Подлая, проклятая - - -, злое олицетворение всех враждебных человеку сил стихии, закуём, будешь работать на нас". "Можно ли откровеннее?" (с)

Ну и, конечно, характерные детальки:

Ранние Лем и Стругацкие при общей приверженности к технократическому виду коммунистической утопии по-разному видят общественную модель своих обществ, определяют в них разные доминирующие группы. Лемовская Земля начала XXI века предстает нам миром господства ученых: "Мы, ученые, служим обществу, как и все его члены. Мы равные среди равных, но одно нам дано в большей мере, чем прочим: ответственность". Руководство планетой осуществляет, по всей видимости, "Высший научный совет", а важнейшие вопросы - специализированные комиссии, вроде "Комитета переводчиков", в компетенции которого даже возможность межпланетной войны. "Мы не уполномочены принимать решения, - оговаривается один из членов Комитета, добавляя, - но, полагаю, человечество будет считаться с нашим мнением".
Такое положение вещей ярко проявляется в распределении обязанностей в экспедиции "Космократора". Ее руководителем является, разумеется, ученый-теоретик Арсеньев, а не главный пилот - первый инженер-навигатор Солтык. Подчиненное положение летного персонала не вызывает никаких возражений. Глава экспедиции вынужден даже снисходительно протестовать против излишнего пиитета по отношению к научному составу экспедиции: "Летчик и ученые, да? Вы считаете нас воплощением всяческой премудрости?… Чепуха! Чепуха, говорю вам.. У нас просто разные специальности". На практике же в трудных ситуациях ученые каждый раз демонстрировали полное превосходство над пилотами, не только в знаниях, но в умении найти выход из трудной ситуации и даже в элементарной выдержке. "Я вел себя, как щенок! Я скулил… кричал на него, потому что он преспокойно расхаживал со своим аппаратом, как в лаборатории… Я не понимал, не мог понять, зачем он это делает", - со стыдом признавался Солтык, рассказывая о спасении своего подчиненного ученым-физиком, с ходу разгадавшим секрет сферического пространства.
У Стругацких в "Стране багровых туч" главенствующая роль, по крайней мере, в области космических исследований, играют администраторы - ГКМПС ("Государственный комитет межпланетных сообщений"). Административные кадры, похоже, набираются из вышедшего в отставку летного состава. Наличествует и такая влиятельная организация как "Международный конгресс космогаторов", то есть действующих космонавтов. На периферии прослеживается также "аппарат министерства" и руководящая роль партийных органов (партконференция, на которой когда-то отец командира "Хиуса" Ермакова громил главного конструктора и будущего зампреда ГКМПС Краюхина). Обращает на себя внимание железная военная дисциплина, жесткие командные методы управления персоналом вплоть до дисциплинарного ареста. Роль в организации экспедиции на Венеру научных организаций незначительна. Так предложение Президиума Академии наук о включении в план экспедиции "Хиуса" работы над "загадкой Тахмасиба" не проходит, а ведь узнай команда Ермакова вовремя о свойствах "красного кольца", командир остался жив, а остальным не пришлось бы претерпеть суровые испытания.
Что же касается положения на "Хиусе" ученых - геологов (планетологов) Юрковского и Дауге, то они - лишь пассажиры, которым запрещен вход в рубку. На месте ими командует даже простой водитель, поскольку, как предполагается, ученые полностью неприспособленны к реальным трудностям, гусеницу у танкетки починить не могут.


Вот кстати. Советские "технари", кажется, очень не любят вспоминать, что их (воспитанное советчиной) презрение и ненависть к презренным и ненавистным "гуманитариям" имеет прямой аналог - того же свойства презрение "квалифицированных работяг" к ним самим, к советским технарям-инженеришкам. Которые ан масс зарабатывают на порядок меньше слесаря шестого разряда, деталь выточить не могут, прибор починить не способны, уроды безрукие, на машине если и ездят, то тихо, а не лихо, и вообще говно говном. Причём "технари" это прекрасно понимали - но кюшали, потому что куды зь детьси. Эх!..

ДОВЕСОК. В комменты пришли бывшие советские инженеры и начали доказывать, что... что они не хуже работяг, что они и прибор сами починить способны, и на токарном станке что-то исполнить могут, и даже картошку копают. НЕ ХУЖЕ РАБОТЯГ. "Мы тоже люди, не говно, мы тоже сверлить умеем, не надо нас презирать-то так уж совсем, мы на что-то годимся".
И при этом они не слышат и понимают, ЧТО говорят. Жуть какая.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 159 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →