Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О политике идентичности

Многие почему-то понимают идентичность как квинтэссенцию «исторического опыта». Идентичность, по их мнению – это как бы сумма произошедшего с тобой. «Личная и родовая история, спрессованная в брикет».

На самом деле это не просто не так, а прямо наоборот. Идентичность – это не только и уж тем более не столько то, что с тобой было. Идентичность – это как раз то, что отличает тебя от твоей истории. То, что в тебе есть, НЕСМОТРЯ на то, что с тобой было.

Большинство наших поступков, мнений и впечатлений определяются обстоятельствами и стратегией наименьшего сопротивления таковым. Люди живут, мыслят и чувствуют, как течёт вода или как движется верблюд среди барханов – лучше сделать лишний крюк, чем подниматься вверх. Это вполне разумно и правильно. Накапливаемый нами трек личной истории чаще всего выглядит именно как верблюжья тропа, а его результат обычно описывается формулой «что выросло, то выросло». Но идентичность проявляется не в этом. А в тех ситуациях, когда человек поступает (не говорю – живёт, хотя бывает и такое) вопреки этой стратегии. В том, чем ты стал несмотря на сопротивление обстоятельств, и чем ты не стал, хотя «всё туда толкало» [1].

Идентичность – это УПЁРТОСТЬ. «Я такой-то, несмотря на всё то, что всё вовне и даже внутри меня свидетельствует об обратном».

И центр идентичности – это внутренняя установка: «нет, я на самом деле такой, хотя кажусь совсем другим». Вот буквально по тому самому анекдоту - «да, суки, на самом деле я белая и пушистая, а сейчас я просто болею».

При этом, что характерно, идентичность нельзя «придумать». Какой-нибудь «толкиенутый эльф» - это не идентичность. То есть в какой-то мере она самая, да, но опирается «эльфичность» на ненависть к окружающему миру и человеческой природе, каковая является свойством невыдуманным, нефентезийным. Сволочь, довольная окружающим скотством, в «эльфы» не пойдёт. Другой вопрос – насколько удачной идеей является «считать себя эльфом». Но это именно что другой вопрос.

Хотя можно и об этом. Собственно говоря, КАЧЕСТВО идентичности проявляется в том, насколько она может выдержать столкновение с реальностью и адекватное понимание своего действительного положения. Полностью, наверное, никакая. Но те люди и народы, которые способны как-то удерживать оба полюса – понимание того, чем ты на самом деле являешься (или - что из тебя сделали, в какое дерьмо тебя запихали и как изувечили) и чем ты сам себя считаешь – могут на что-то надеяться.

И, разумеется, РЕАЛИЗАЦИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ является именно тем, что называется «смысл жизни». Люди и народы, ставшие именно тем, чем они должны/хотят быть, бесконечно счастливы, потому что они достигли цели бытия, реализовались. Например, американцы – которые с самого начала, с момента основания Америки хотели быть именно тем, чем стали: Первейшими из Первых. Про англичан даже не говорю, «сами понимаете». Но даже какие-нибудь евреи – и не которые сейчас, сытые-наглые, а, скажем, два века назад. Сидит вшивый нищий на гноище, клянчит гроши у пановьев и считает себя богоизбранным. При этом, что важно, никоим образом не впадая ни в иллюзии по поводу своего настоящего положения. Он прекрасно знает, что он нищий, что у него вши в бороде и что он вечером покушает, только если мимоезжий пан ему что-нибудь швырнёт. И тем не менее – откладывает из выпрошенных монеток. Потому что - - -

[1] Допустим, «мог сделать и не сделал», исходя из заведомо неверных, «идеалистических» преставлений о себе – например, этических. «Я поступил так, как будто я хороший человек и как будто вообще можно быть хорошим человеком». При этом понимая, что «хороший человек» - это оксюморон, что все люди являются «плохими» по своей сути, и что сердце всякого человека – крысиная нора. Человек вообще не способен "по-хорошему" к тому, что сам же считает "хорошим" (в чём и состоит пресловутая «человеческая трагедия», хе-хе).
Поэтому любой хороший поступок, любое проявление добра, является или результатом социального давления (то есть забитости и покорности, в 99% случаев), или же (в одном проценте) – «делом сверхъестественным» в самом прямом смысле слова, то есть «преодолевающим естество». Что является своего рода сознательной иллюзией: «да, я знаю, что такое человеческая природа и какая это мерзость, но я поступлю так, как если бы у меня была иная природа».


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments