Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Мы теряем её

Из всех потерь, которые у нас были за эти двадцать лет, стоит отметить ещё не состоявшуюся, но уже намечающуюся потерю одного из главных фетишей, значимых для СССР и отчасти для РФ.

Я имею в виду Америку. Не в смысле реальной страны, а в смысле «образа».

Для советского человека Америка была значима – как нечто враждебное и одновременно манящее: «главная капиталистическая страна», что читалось как «квинэссенция и концентрат всего того, чего нам нельзя».

Это «нельзя» воспринималось двояко: или через обычную лисовиноградную резиньяцию «не очень-то и хотелось» (официальная позиция), либо со слезами безумной безнадёжной влюблённости: «если уж чего хотеть, так этого и только этого» (позиция оппозиционная, "диссидентская"). При этом сам образ «желанной и ненавистной Америки» был довольно странен – тут тебе и «воротилы-толстосумы» с сигарами в зубах, делающие миллионы из воздуха, и чёрные парни с золотыми саксофонами, и хиппи в драных джинсах, парящими в кислотных грёзах на ложах из цветов и радуг, и небоскрёбы до небес, и ряды проституток и порномоделей, выставленные как на витрине (советские люди почему-то считали США страной крайнего, запредельного разврата, где разве что на улицах не сношаются, а полицейские торгуют презервативами и журналом «Плейбой» – такую легенду я слышал в молодости), и «Першинги в Европе» (как звучало это "Першинг" - пшшшшш!), и, конечно же, деньги, деньги, деньги, деньги.

Американские деньги были важнейшей темой. Пропагандисты постоянно твердили, что "в Америке всё продаётся и покупается", вкладывая в это осуждение. Советский человек, измученный дефицитом (не только товарно-продуктовым: не хватало была всего, начиная с банального секса и кончая самоуважением), слыша это, млел и плыл - боже мой, всё можно купить, и на всё можно заработать, это ж рай, рай. Помню, как слышал от одного неглупого, в общем-то, человека старше себя – «Может быть, в Америке за всё надо платить. Но с другой стороны, в Америке за всё платят». Эта вера в справедливость американских денег, в то, что в Америке за всё платят, и платят справедливую цену – она очень грела душу советского человека, который много за что не платил, но и ему особо не платили, через что он ощущал себя и халявщиком, и обкраденным простофилей, причём одновременно [1].

На всё это накладывалось (сверху) "социалистическое соревнование" – Америка считалась «оплотом империализма», который нужно «догнать и перегнать» и через это "победить по очкам". В моё время, впрочем, уже всем было очевидно, что догнать Америку советским абсолютно невозможно, даже рядышком держаться невозможно, не задыхаясь и не глотая ртом воздух - и этом при том, что Америка выглядела как легко и непринуждённо бегущий атлет в белоснежной форме без единого пятнышка пота. Это вызывало совершенно особую злость на Америку – «из-за неё, проклятой, нас начальство мучает».

Про отношение к Америке в перестройку и после уже наговорили столько, что я не буду повторяться. В основном это были маятниковые колебания, причём в разных слоях разные: пока одни на неё молились, другие ненавидели, потом молящиеся чувствовали себя обманутыми, а ненавидящие как бы торжествовали и т.п. Пиком была война в Югославии, когда в России случились первые и последние в её истории массовые антиамериканские выступления – толпа у посольства, разбитые рекламные щиты и даже погром «Макдональдса». Потом мне говорили, что именно послужило одной из причин убирания Примакова – дескать, народ шевелить нельзя, это такой внутриэлитный консенсус, и т.п. Дальше были какие-то затухающие колебания маятника – Приштина – 911 – ввод американских войск в Афган с путинского благословения и при его участии – и т.п.

Однако на фоне этих колебаний постепенно утрачивалось чувство космической значимости Америки. Как выяснилось, оно было очень связано с этой самой гонкой. Пока ты за кем-то гонишься, ты видишь его спину. Но когда у тебя подкашиваются ноги и ты падаешь в грязную лужу, ты видишь только эту лужу. А когда поднимаешь глаза, выясняется, что жёлтая майка уже так далеко убежала, что её и не видно. Америка опередила весть мир и уж тем более Россию, уже настолько, что её перестало быть видно, всякие сравнения стали неактуальны. Зависть – тоже. Нищий не может завидовать королю, он может завидовать только более удачливому нищему.

Это с одной стороны. С другой – несомненное лидерство Америки перестало выражаться в ясных и понятных вещах. Например, наши люди уже давно не понимают, что Америка делает в мировых делах. Ведущиеся ей войны нашему простому человеку НЕПОНЯТНЫ – с точки зрения того, зачем они ведутся. Когда американцы вошли в Ирак, все ждали, что они оттуда повезут нефть, «иначе зачем». Нефть не повезли. «Непонятно, чего хотели». Что они делают в Афганистане, тоже никто не понимает. Основная версия наших конспирологов – «это они там наркотики делают, чтобы нас ими травить». Кстати, нас ими действительно травят, но не американцы, а наши власти, поощряющие наркотизацию русского населения – и это понимают всё больше людей. Хорошо; но при чём тут пиндосы, им-то что надо?

Но самое заметное разочарование случилось, когда американцы выбрали-таки президентом Обаму. То есть "черножопика".

Тут есть тонкость. «Наш человек» – совершенно не расист, скорее наоборот. Но вот в образ Америки входило ещё и то, что там негров линчуют и вообще. После перестройки наши люди узнали, что негров там всячески облизывают и обхаживают, и это очень разочаровало наших людей, потому что с нашей точки зрения это выглядело как какая-то измена образу. Но это ещё как-то объясняли. Однако негр-президент – это уже слишком, что-ли. «Совсем они там уже разложились» - вот что-то такое я слышал после выборов Обамы от разных людей.

А уж американская политика в Сирии (очень тонкая и продуманная) воспринимается как сплошная невнятица. «Ты уж или ёбни, черножопик, или отзырнь».

В общем, целостный образ Америки в глазах обывателя распадается.

И через это мы её теряем.

[1] Это вообще интересный момент. Человек, который платит за всё, что он имеет, но которому тоже платят за всё, что он делает, чувствует себя "в своём праве и на своём месте", честно работая и честно радуясь заработанному. Человек, которому недоплачивают за работу (хотя, может быть, платят за другое - скажем, за "лояльность" или "хорошее поведение"), а ему платить приходится за всё и в полной мере, чувствует себя жертвой эксплуатации, и работает плохо. Человек, который может за что-нибудь не платить, относится к достающимся благам как типичный халявщик - то есть "не ценит" и "хлебом бросается". А вот человек, которому явно недоплачивают, зато дают что-то бесплатно - такой ощущает себя одновременно и паразитом, и жертвой эксплуатации, и успешно совмещает в себе пороки того и другого. То есть относится к достающимся благам как избалованный паразит, а работает как лукавый раб. И не потому, что он "плохой" - а потому, что в данной ситуации такое поведение естественно.


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 170 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →