Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Сорокин, "Теллурия"

Почитал я тут сорокинскую «Теллурию» - благодаря любезности журнала «Афиша», который предоставил мне оригинал-макет.

Интервьюшку по этому поводу я уже дал, так что можно и здесь что-то написать.

Ну во-первых, хорошо, что у нас сохранились хоть какие-то «литературные имена». То есть писатели, которые имеют возможность написать «спорную книжку», и её издадут, прочитают и даже будут обсуждать. Правда, в России таких «имён» крайне мало, и большая часть надута через трубочку – то есть людей в эту позицию протолкнули. И Сорокина тоже в своё время протолкнули, даже нашистов задействовали. Но по сравнению, скажем, с Максимом Кантором, которого сейчас нам забивают в глотку, а он всё не лезет и не лезет, Сорокин выглядит великой медведицей пера и акулой пишмашинки. Тут хотя бы есть о чём говорить.

Итак, «Теллурия». Собственно, роман сделан как энциклопедия современных (ну то есть примерно последней пятилетки) страхов. То есть в нём сбывается всё то, о чём сейчас принято беспокоиться. Ну, что Россия распадётся, что Европу завоюют ваххабиты, что нравственность и семейные ценности окончательно падут и растлятся, что попы-мракобесы всем овладеют, что воскреснет коммунизм, что богатые иностранцы будут пидарасить наших мальчиков прямо у кремлёвских стен, что вернут чёрные ужасы царизма, что нас всех генно модифицируют, что нефть кончится, и так далее по всем кочкам. Так вот, у Сорокина всё это – именно всё, целиком – и происходит. Россия распадается (причём разваливает её Путин), на части территории к власти приходят красно-кроичневые (возникает даже Сталинская Советская Социалистическая Республика, существующая на потеху богатым туристам), Европу завоёвывают ваххабиты, отвоёвывают её назад крестоносцы, иностранцы таки пидарасят «феденек» в непосредственной близости от наших святынь, кое-где беснуются православные коммунисты и цари-батюшки, нефть и в самом деле кончилась, и вся бывшая Россия ездит на резаной картошке… Ну и, само собой, всех генно модифицировали, да так, что появились даже мужские уды на ножках, пользуемые развращёнными аристократками и прочей плесенью. В общем, «все ужасы разом» [1].

Однако в антиутопию всё это не складывается. Наоборот: Сорокин всё время показывает, что «и так жить можно». Потому что человек такая скотина – ко всему привыкает. Особенно «наш человек» - советский-постсоветский. Которого можно как угодно унижать, оскорблять, насиловать, грабить и пропускать через него электричество, он всё снесёт и даже как-то устроится. Впрочем, насчёт живучести тех же европейцев он тоже иллюзий не питает – выживут, как плесень на сыре. И тоже как-то устроятся.

Более того, у этого мира есть своя идея. Я бы назвал её осознанной и деятельной волей к распаду как к спасению (в том числе спасению остатков «традиционных ценностей»). При желании это можно было бы назвать антиглобализмом, если бы описываемый мир не был бы продуктом распада уже состоявшегося глобального мира – так что это скорее постглобализм. Можно это назвать «новым средневековьем», несмотря на затёртость термина. Несколько раз идеология проговаривается внятно – причём чаще всего именно в «русских» главах. Некоторые рассуждения героев (а роман полон рассуждизмами, так как является ещё и пародией на «роман идей») сильно напоминают Широпаева и Штепу, с той поправкой, что регионализм и москвоненавистничество там проповедуют не «свободные русские люди», а разного рода «князья» (из грязи, вестимо) и другие несимпатичные персонажи. Но вообоще все сходят с ума на свой манер, всех объединяет отвращение к этому самому уму и желание с него куда-нибудь сойти. Ну и сошли, и, в общем, это всех устраивает: мир стал проще и при этом разнообразнее. "А чо, миленько".

Теперь о технике романа. Первое и главное, что бросается в глаза – полное и абсолютное отсутствие «главных героев» и «единой сюжетной линии». Вся книжка – набор маленьких главок, герои каждый раз разные, они появляются ниоткуда и исчезают, причём ровнёхонько в тот момент, когда читатель въехал в предлагаемый ему фрагмент реальности, уже достроил-досочинил какую-то предысторию, начал кому-то симпатизировать… и вот тут форточка захлопывается, канал переключается, и начинается новая история, которая тоже, в свою очередь, оборвётся там, где «должно начаться». Делает этот обрыв Сорокин мастерски, «умеет» [2]. Есть также немного литературного хулиганства – например, «Виктор Олегович», летающий на вампирских крылах над «московским pro-тестом», которое сначала набухает, а потом сливается, или явление краешка мира Андрея Круза (!) с «монстрами, отожравшимися на трупах». Впрочем, последнее, судя по всему, теллуровый трип очередного героя.

Кстати, пора бы уже и об этом. То есть о теллуре.

Мир Сорокина держится на одном гвозде, точнее – на одних гвоздях. Это местный супернаркотик – а точнее, супердиссоциатив. Выглядит он как гвоздь или клин из самородного теллура [3], который забивается непосредственно в голову. Образ очень понятный, я его сам иногда использую. Разница тут та, что в нашем мире стандартый набор гвоздей в башку вколачивает государство, а в «сорокинском» мире это дело добровольное, как и характер возникающих видений. Которые, судя по описаниям, длятся долго, и, что самое характерное, не замещают текущей реальности, а накладываются на неё: герой с гвоздём в голове способен ходить, есть, трахаться, и даже работать, пребывая при этом в «мире теллура». Теллур практически везде считается запрещённым зельем, но все его, естественно, применяют. Это и логично, так как теллур полностью соответствует идеологии этого мира, в котором эскапизм стал основой мышления, а значит, и бытия.

Производится теллур в одном из маленьких государств на Алтае, контролируемых, попросту говоря, французами (тут Сорокин язвит очень тонко). Описание "Теллурии" напоминают "Голубое Сало" с его сумасшедшими диктаторами-наркоманами. Однако государствишко, при всей его важности, никаким мировым центром не является - так, "поставщик кайфов". Хотя, конечно, местный босс может позволить себе летать стерхом орлом, потреблять, кроме теллура, кокс, и иметь генетически модифицированных женщин (с головами рыси и лани, рысь ещё и с членом) и прочую роскошь. Но это количественная разница, а не качественная - другие тоже устроились кучеряво.

Кончается роман очень просто и прозаично: крохотной главкой, где очередной герой (даже без имени, оно без надобности) просто уезжает «ото всех», ставит в глухом лесу избёнку и собирается в ней робинзонить. «Нам лишнего не надобно – ни баб, ни кина, ни пузырей, ни пирамидок, ни гвоздей, ни войны, ни денег, ни начальства вашего». Идея нехитрая и не сказать, чтобы новая – но, во-первых, выстраданная и прочувствованная, а, во-вторых, всё развитие романа к ней логично подводит.

Нет, правда, уверенности, что вожделенная избушка – не очередной теллуровый глюк. Но тут уж - - -


[1] При этом тех ужасов, которые неактуальны в данной пятилетке, нет: например, нет глобальной ядерной войны, так как её сейчас никто особо не опасается.

[2] В принципе, можно считать каждую главу зачином ненаписанного романа, который, однако, легко реконструируется в воображении читателя.

[3] Теллур – довольно редкий элемент, однако не «драгоценный» (стоит двести-триста долларов на килограмм), используется как легирующая присадка. Почему Сорокину полюбился именно этот невинный, в общем-то, элемент, понятно – слово красивое и отдаёт какой-то мистикой и натурфилософией: «теллурические токи» и всё такое.


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →