Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О непонятках

Очень точно:

Сейчас жертва (особенно – слабая, безымянная и давняя) – вызывает брезгливое раздражение.
Палач – «он выполнял приказ», «время такое было» и вообще «не нам их судить». То есть им – судить, приговаривать и казнить. А нам – ни-ни.
(В скобках полезный совет: когда вам кто-то с постной миной говорит: «не судите» - это значит, что вас уже осудили, в полном противоречии с евангельской заповедью, на которую этот ханжа ссылается).
Стоило кому-то написать в социальных сетях, что рядом с красивым надгробным памятником главпалача НКВД Блохина – который лично, сам, своей рукой расстрелял более 10.000 человек – что рядом не худо бы поставить табличку с указанием на этот исторический факт – тут же раздается ханжеский голос: «Воевать с мертвыми, фу, это недостойно, это низко!».
Ему убивать по 20 человек в день было, высоко. А сообщить об этом – низко.
Интересные дела.

А вот жертвам достается по полной. Крестьяне прятали хлеб, рабочие бастовали, доценты саботировали, поляки шпионили, татары предавали. Если бы к власти пришли Троцкий (Бухарин, Каменев, Зиновьев, Рыков и т.д.) – то было бы еще хуже. Маршалы и генералы все как один лезли в бонапарты. За колоски сажали по делу («Значит, вы считаете, что воровать, красть – можно?! Интересно!»). А бухгалтера Иванова и его жену – и еще полмиллиона таких же бухгалтеров и их жён – для общей острастки, которая в видах грядущей войны была просто необходима.
И самое главное – ведь не всех же загнали в лагеря, а тем более расстреляли? Не всех. Значит, кого не арестовали и не расстреляли – те были нормальные, ни в чем не виноватые люди. А вот кого таки да расстреляли – наверное, было за что?


Причин описываемого явления на самом деле две.

Первая - понятное дело, советчина. Когда за сочувствие к расстрелянному можно было не просто пойти под расстрел самому, а ещё и родных и близких подвести. Тут уже пошёл неестественный отбор: жалельщиков вырезали, остальные быстро отучались от такой привычки. И наоборот - приучались относиться к любой жертве с подозрением: "может, было за что?" (что быстро превращается в "значит, было за что").

И второе - непонятки с жертвой, что уже не только в СССРФ наблюдается. Когда "жертвами" официально объявлялись люди, по тем или иным причинам сочувствия не вызывающие. Сложно сочувствовать "американскому трудящемуся, жертве капитала", когда ты знаешь, что американские рабочие живут лучше советских. Сложно сочувствовать немецкому еврею, жертве гестапо и узнику концлагеря, помня советских евреев - чекистов и начальников концлагерей. Сложно сочувствовать пытаемому бандосами бизнесюку, когда другой бизнесюк не заплатил тебе зарплату и выгнал на мороз, а другой специально вильнул на своём шестисотом, чтобы облить тебя грязью из-под колёс. А после торжества политкорректности и меньшинского террора даже западному обывателю стало сложно сочувствовать женщинам, неграм, голодным китайцам и вообще кому бы то ни было, в прошлом страдавшим вполне неиллюзорно. И даже изнасилованной женщине сочувствуешь как-то уже не всегда, потому что слишком много стало случаев, когда заявление об изнасиловании пишется для того, чтобы шантажировать или "наказать" мужика.

При этом главным и единственным выгодополучателем от такой неразберихи с жертвами и сочувствием таковым является только один субъект - власть. Она-то эти непонятки и развела, в своих обычных целях. То есть не просто развела, а "сконструировала социальную реальность" таким образом, что эти непонятки становятся как бы и неизбежными.

И противоядия против этого у народишка - что нашего, что не нашего - нет. На Западе, правда, люди "больше понимают" (почему и лучше живут), но и им на шею насажали - - -

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →