Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Феминизм как мазохистская практика, или Жопа Пушкина

Недавно сидел я в кабаке с одним своим дальним знакомым. Ну, в смысле, из таких знакомых, с кем встречаешься раз в три года по случаю, с удовольствием пьёшь с ним пиво, болтаешь «про жизнь, про хрень», при расставании произносишь приличествующее случаю «надо бы чаще встречаться, а то как же» и т.п.

Надобно ещё сказать, что мой знакомец – изрядный дамский угодник. Такой, знаете ли, классический «бабник» старой школы. Сейчас таких уже и не делают. Человек умеет сказать «короче, я её трахнул» с такой интонацией, что слышится – «у меня случилось мимолётное увлечение, и притом весьма счастливое».

Так вот, сидим мы, значит, в «Тоннах», пьём тёмненькое и болтаем о разном. И я как-то случайно сказал что-то про феминизм – уж и не помню, к чему и зачем.

Приятель отреагировал на мои слова с неожиданным интересом, и сообщил, что у него было несколько романов с феминистками разных степеней идейной отмороженности.

- И знаешь, Костя, - сообщил он с грустью, - они все были мазохистками. Вот все, - добавил он, видя, что я смотрю на него скептически.

Я чуть подумал, вспомнил кое-что, и поинтересовался, а в чём же, собственно, этот самый мазохизм выражался.

После короткого обмена впечатлениями выяснилось, что феминисток возбуждала не столько физическая боль, побои, порка сисек и прочие приятные и полезные вещи, сколько тема унижения. Понимаемого – опустим, впрочем, детали – в диапазоне от имитации изнасилования и еды из собачьей миски до обычных окриков и демонстративного пренебрежения. «Но без этого было никак». Что доставляло моему приятелю известные неудобства, так как он совсем не по той части.

Потом мы заговорили о политике, не сошлись во мнениях и расстались прохладно. Однако разговор мне запомнился. Не потому, что на меня это впечатлило и я сделал обобщение по ничтожно малой выборке, нет. Но потому, что я почувствовал в этом какую-то логику. То есть «ну да, так и должно быть».

Я вспомнил об этом разговоре вчера, случайно наткнувшись на какое-то феминистическое излияние.В котором некая дама рассуждала о всяких вещах, унижающих женщину. В числе которых было упомянут минет, бритьё ног и подмышек, ужин в ресторане с подразумеваемым сексом после, и многое другое. Причём по тону чувствовалось, что дама настроена копать как можно глубже и разоблачать женское унижение везде и во всём.

С подобным теоретизированием я сталкиваюсь, понятное дело, не в первый раз, но тут мне пришла на ум очень простая мысль. Те женщины, кто специально выискивает унижение во всём, включая бритьё подмышек, может быть, просто-напросто получают удовольствие от мыслей об унижении. Со стороны мужчин, разумеется. При этом, как на зло, их окружают затюканные, замухрыжчатые мужчинки, которые на борзую бабёнку даже прикрикнуть не смеют. А какие смеют – те ей «гребуют». Вот и приходится выискивать унижения у себя в подмышке.

Разумеется, сводить к этому весь феминизм неверно. Неверно так трактовать даже тему насилия и унижения – поскольку женщины регулярно с этим сталкиваются в реальности, причём именно в качестве женщин. Даже выискивание скрытых форм насилия и унижения не является совсем уж бессмысленным занятием – так как подобные вещи существуют в реальности, когда тебя угнетают каким-то хитрым способом, а ты не понимаешь, как, и тут нужно объяснение. Однако в феминизме постоянно чувствуется пересол и перебор именно этой тематики. Сильно напоминающей печально известный мозговой вывих у старых деятелей русского движения, которые тоже «работали с дискурсом унижения», только национального. И которые, вместо того, чтобы интересоваться реальным положением русских, тратили время на выискивание тайных козней «сионистов», дешифровку их посланий, передаваемых через газеты, и т.п. Помню, например, одного дяденьку, который объяснял, что перенос памятника Пушкина через улицу Горького есть сионистский умысел, ибо Пушкин стоит спиной к кинотеатру, специально поименованного «Россией». «Пушкин стоит жопой к России – вот что они хотят сказать!» - кипятился дяденька, стоя в длиннейшей очереди за испанским перемороженым мясом, поставляемым в качесте гумпомощи. Каковое обстоятельство мне в тот момент казалось куда более важной проблемой, нежели жопа Пушкина, при всём к ней уважении.

Примерно такие же чувства вызывает известная часть нынешнего «феминистического дискурса». Только роль злобных сионистов там играют «мужчины» (совершенно безликие, это чистый конструкт, к реальным мужчинам отношения не имеющие вообще), которые истязают женщин бритьём подмышек, парфюмами, лифчиками и каблуками. Учитывая, сколько слёзок выплакали несчастные советские женщины, всю жизнь промечтавшие об удобных лифчиках и красивых туфельках на каблучках – это покруче, чем «Пушкин жопой», или выискивание инструкций от еврейского центра в газете «Труд».

Впрочем, как я теперь понимаю, у «борцов с сионизмом» были смягчающие обстоятельства. Их вывих объяснялся именно непониманием механизмов угнетения – та самая ситуация, когда тебя примучивают, и весьма ощутимо, но непонятно как и даже в чём именно (многим русскими и посейчас непонятно). Плюс к тому – неустанная работа спецслужб, которые охотно продвигали маргинализирующие идеологические конструкты. И то и другое не то чтобы оправдывает жопопушкинистов, но хотя бы что-то объясняет. Однако в случае феминизма такие отмазки не катят. Бабоньки у нас сознательные (и свои интересы понимают на порядок лучше затравленных мужичков), а спецслужбы с феминизмом не борются. Так что поиски унижения от мужчин, скорее всего, и в самом деле объясняются именно желанием найти унижений от мужчин, и ничем более.

Заканчивая этот пост, я решил освежить впечатления и зашёл в пресловутое комьюнити feministki. И налетел глазами на девиз этого сообщества: «У женщины всегда есть выбор: феминизм или мазохизм».

Ну да, так оно и есть, причём это надо понимать буквально. Предлагается выбор между двумя способами удовлетворить одну и ту же потребность. Какую именно – мы уже поняли, ага-ага.

ДОВЕСОК 1. Из постинга радикальной феминистки: "Само представление о том, что между мазохизмом и феминизмом стоит пресловутое «или-или», безнадежно устарело. Большинство просекс-феминисток практикуют БДСМ, а те, кто не практикуют, интегрируют практики в жизнь."

ДОВЕСОК 2. Коммент в тему: "У одной моей виртуальной знакомой, мазохистки по пристрастиям и феминистки по убеждениям, одно с другим сочеталось в стройной логической конструкции: у неравенства и насилия в отношениях М и Ж есть глубокая психологическая база, уничтожить её нельзя, а значит, надо обезвредить - вытеснить из реальной жизни в область постельных игр с чётко оговорёнными и добровольно принятыми правилами."

ДОВЕСОК 3. И ещё об одном источнике феминистических идей (мемуар).

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →