Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О здоровом образе жизни

Излияния журналистки Насти Мироновой каким-то образом зацепили у меня в памяти одну старую историю. Даже не историю – так, забавный эпизод. Ну я его записал, из чисто литературных соображений.

События подлинные, хотя и сильно упрощены в литературных целях. Имена людей и названия едальных мест изменены. Все совпадения случайны. Если кто себя узнает – согласитесь, я писал очень аккуратно.

О ЗДОРОВОМ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ

В «Ста пудах» было налюжено и накурено. Низенькая официантка с толстыми ногами осторожно перемещалась среди сидящих и пьющих людей, держа перед собой поднос с огромным, холодным даже на вид графином тёмного пива, сверху прихваченного ровным слоем кремовой пены.

- И чё ждём? – снедовольничал Хэнк, провожая взглядом кувшин.

- Зупа, - непонятно сказал Байков, оторвавшись от меню. – С этой будет, ну как её, - окончательно затемнил он ситуацию.

Хэнк, однако, понял – во всяком случае, наружно: лицо его приобмякло, а губы подсвесились в покорное «ну раз так, ну ла-адно».

- Зупа – это что? – ввязался я. Мне было скучно, хотелось скорее пива, и я уже клял себя за то, что уговорил себя прийти на дурацкую «встречу одноклассников». Интересно, кстати, бывшие сокамерники тоже проводят такие мероприятия? Вот так же сидят, лениво обсуждают, кто как устроился в жизни после того, как откинулся с кичи, и ждут какого-нибудь Зупа, который с кем-то сидел на пересылке и теперь из-за него никак не начинается пиво.

- Да щас он, щас, он тут на Краснопресненской в офисе, - забормотал Байков, осторожно тыкая толстым пальцем в телефонные кнопки.

- Давайте что-ли уже, - вмешался Женя, откладывая меню. – У меня самолёт в девять. В Мюнхен. Так что я водочки возьму, - уточнил он со значением.

Я вздохнул, понимая, что пить российское пиво, даже хорошее, имея в ближней перспективе баварское, как-то глупо. В такой ситуации и в самом деле лучше водочку.

- Добрый день, - сказал высокий парень в дорогой рубашке и такой же улыбке, как-то незаметно подобравшийся к нашей компании. – Александр. Алекс, - он протянул над столом худую руку и принялся здоровкаться.

- Зуп, не выёживайся, ты Зуп, - срезал его Байков, как бы предъявляя некие права на близкое и неравное знакомство.

- Не слушайте его, он всегда такой, - быстро проговорил Алекс. Улыбка с его лица никуда не убежала, но подешевела процентов на семьдесят.

- Лёша, - обозначил себя Хэнк и рукопожал.

- Константин. Константин Крылов, - представился я, тяжело приподымаясь с низенького кресла, чтобы поручкаться.

- Константин. Очень приятно, - сказал Алекс с заметным усилием запомнить имя, связать с картинкой, насадить человека на какую-то свою мозговую булавочку. - А это Галя, - объявил он таким тоном, как будто представлял новую модель пылесоса.

Все повернулись и посмотрели на Галю – маленькую, полноватую, в яркой летней рубашечке из тех, что носят расстёгнутыми на три пуговицы. У Гали расстёгнута была только одна, под горлом, остальное туго обтягивало небольшую плотную грудку. Рукавчики тоже были застёгнуты. «Какая аккуратная девушка» - подумал я.

Началась возня с рассадкой. Столик для такой компании оказался тесноват. Я пошёл к администраторше, и, нажав на многолетние заслуги перед заведением, выпросил резерв – большой столик у окна. Туда мы и перебрались, по пути заказав два кувшина тёмного.

Галя села в самый дальний угол, ближе к камину, долго устраивалась, и, наконец, устроилась, как-то странно замерев, точно богомол в траве.

Дружелюбный Хэнк попытался было наладить мосты и спросил, что она будет, пиво или вино. Та посмотрела на него как поп на красноармейца и сообщила, что возьмёт каркаде, если он здесь есть. И принялась рассказывать, что в пиве, особенно в тёмном, присутствуют женские гормоны, так что мужчины, его пьющие, обабливаются, у них перестаёт стоять, зато появляется влечение к своему полу. Хэнк всё это перетерпел, мужественно скалясь, и даже ответил в том духе, что его мужскую крепость никакое пиво не перешибёт. После чего заказал водку, а Галя потребовала желаемого каркаде. Официантка пискнула, что такого вроде бы нет в меню и предложила фреш. Галя ей сообщила, что в приличном заведении всегда должно быть каркаде, а также мате и травяной чай. Официантка привычно вздохнула и сказала, что «она спросит».

Через пару минут выяснилось, что каркаде нет. Галя, страдальчески морщась, попросила сенчу. На вопрос наивной подавальщицы, что такое сенча, Галя, тяжело вздохнув, ответила «ладно, зелёный чай, без всего».

- У Гали здоровый образ жизни, - извиняющеся улыбнулся Алекс-Зуп.

Все приуныли. Мероприятие и так не складывалось, для полного краха не хватало только траблмейкера и кайфоломщика. Здоровообразноживущие обычно исполняют эту роль легко и непринуждённо, а главное - охотно. Если ж в компанию жрущих и веселящихся мужиков попадает зожная баба, она непременно испортит всем веселье и обжорство, ибо ненавидит всё живое (другие бабы зожем не занимаются). Галя, правда, под стандарт зожной бабы подходила не вполне – похоже, она страдала не настоящим зожем, а обычным девичьим капризульством и гламурная кисостью.

Принесли, наконец, меню. Двух книжечек не хватило. Хэнк, пытаясь показать, что он ни капельки не обижен, отдал Гале своё. Та повозила взглядом по страничкам и спросила, можно ли здесь брать салат «Цезарь», потому что «Цезарь» никто нигде не умеет делать. В частности, она недавно была в «Понт-баре», брала там «Цезарь», и у него были вялые листья.

Я, как знаток местной кухни, посоветовал ей куриные крылышки, которые в «Ста пудах» делают отменно. Снова поморщившись, Галя сообщила, что курятину она в принципе ест, но только грудку, потому что белое мясо полезнее тёмного. Я хотел было заметить, что белое мясо сухое и жрать его могут только мазохисты – но, повинуясь неожиданно прорезавшемуся внутреннему голосу, сказал вместо этого, что грудку вообще нигде не умеют готовить, по крайней мере в Москве. Девушка оживилась и сообщила, что недавно была в «Гламур-паласе», и там ей принесли куриные груди, о Боже, пересушенными.

Мы с Женей переглянулись. Женя вообще отличался сообразителностью. Поэтому он чуть пододвинулся и сказал Гале, что по части птицы у нас ещё не катастрофа, а вот российскую говядину есть нельзя. Галя оживилась ещё более, горячо с ним согласилась и рассказала, что перестала есть говядину с тех пор, как её затащили в сетевую едальню «Эль-Саранчо» где ей принесли совершенно ужасный бёф. Который она понюхала и ей стало плохо.

- Галя, ты очень чувствительная, - улыбнулся Алекс-Зуп. Галя шутливо шикнула на кавалера, показав мелкие ровные зубёшки.

С этого момента всё пошло ровнее, веселее. Хэнк сообщил, что в целях борьбы с животом записался в качалку. Галя на это заметила, что важен хороший инструктор, вот она уже полгода не может найти приличного инструктора, который помог бы ей не просто проливать пот на тренажёрах, а добиться существенного улучшения тонуса. Байков посоветовал для тонуса пить пуэр, и ни в коем случае не прибегать к кофе. Под эти высокополезные рассуждения он заказал себе литр тёмного и большую порцию крыльев. Галя тем временем увлечённо рассказывала, что с чаем у неё очень сложные отношения, поскольку он действует на неё сильно и непредсказуемо, а от пуэра у неё случаются проблемы с желудком. Алекс-Зуп тоже включился в прения – по его словам, настоящего китайского чая в России не бывает, ему это сказал его бывший босс, ныне обитающий в Шанхае (а по ходу разговора
взял половинку светленького и отбивную). Хэнк, смачно пожирая огромную жареную колбасу, поведал о том, что холестерин существует в двух формах, одна из которых полезна, а другая нет. Женя, вбивая одну за другой стопочки «Царской золотой», обрадовал нас новостью, что алкоголь в умеренных количествах укрепляет сердечно-сосудистую, так что если у кого она слабая, надо иметь в виду.

Вечер наладился, приобретя тему и интригу. Галин чай так и остался сиротливо стынуть в чашке, зато у девушки в руке как-то сам собой образовался бокальчик красненького. Маленький, на пару глоточков, он скоро кончился. Алекс посмотрел на подругу неодобрительно – видимо, знал за ней что-то – но действий никаких не предпринимал. Я решил, что они пусть разбираются сами, и взял бутылку чилийского, заодно обрадовав всех той идеей, что красное вино препятствует инфаркту и способствует железу в крови.

Как я и предполагал, Галя не отказалась обновить. Для этого ей пришлось слегка привстать. И я краем глаза заметил гримаску, когда она садилась обратно в кресло. Удобное - но жёсткое, плетёное.

Тут у меня в голове щёлкнуло. Мелкие детальки сложились. Я сообразил, почему Галя так сидит, почему у неё не расстёгнуты пуговички на рубашке, и шутку про чувствительность тоже. Но уверенности у меня, конечно, не было.

Под винцо я отпустил специфическую шуточку. Галя не отреагировала, зато Алекс явно понял. Минут через десять обмена осторожными двусмысленностями мои подозрения переросли в уверенность.

- Вы осторожнее всё-таки, - тихо сказал я ему, когда девушка пошла помыть ручки.

Алекс-Зуп сделал постную физиономию: мол, я-то что.

- И следы, - не удержался я. – Ладно тыл, но спереди? Как же так?

- Гм, - Зуп покатал на языке формулировку, - у нас там всё очень… м-м… чувствительное. Ну вот. Иногда случается.

- А связывать? – поинтересовался я.

- У нас это не очень… - Алекс-Зуп посмотрел куда-то в потолок. – Мы больше любим как-то… так, - в паузе он сделал рукой характерный жест с небольшим замахом. Руки у него были красивые – длинные пальцы, узкие ладони, тонкие запястья.

- А вообще мы ведём исключительно здоровый образ жизни, - завершил Зуп и улыбнулся. На сей раз искренне и от души - наверное, вспомнил что-нибудь хорошее, а точнее - приятное.

- Ну-ну, - только и нашёлся я и допил вино – задумчиво, в два долгих глотка.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments