?

Log in

No account? Create an account

Всеобщий синопсис или Система мнений


Previous Entry Share Flag Next Entry
Практический смысл советской эстетики
с митинга
krylov
Текст по ссылке я советую прочитать ОЧЕНЬ внимательно. Потому что он отчасти отвечает на вопрос, Почему и Зачем У Нас Всё ТАК. Откуда берутся Грязь, Мерзость, Уродство и прочие «константы нашего бытия».

То есть. Человек увидел и даже отчасти понял механизм всепроникающей советской Порчи. Разумеется, он не понял, кто и что её порождает. Что это делается СПЕЦИАЛЬНО, «по разнарядке» (причём разнарядки были разные по разным советским республикам, например, что автор тоже замечает). Что чудовищное уродство советской архитектуры – ПРОДУМАННОЕ уродство, рассчитанное на определённый набор психологических реакций тех, кого оно давит. Что люди, которые задумали и осуществляют всё это, исходят из определённой теории (конкретно – «теории разбитого окна», но применяемой «наоборот»).

И тем не менее – очень точные наблюдения. Включая представление о МЕРЕ МЕРЗОСТИ, которая выдеживалась и выдерживается ТОЧНО. "Как ВЕЛЕНО".


Леонид Невлер -- КУЛЬТУРА ХАМСТВА

Фрагменты:


Летом 1956 года на главной площади города Переславля появился маленький цементный слон с поднятым хоботом. Говорят, он сразу стал поливать себя водой, словно призывая переславцев несмотря ни на что следовать его примеру. Скоро городские власти решили, что держать такого несознательного слона в административном центре вроде как неудобно, симпатичный фонтанчик снесли к реке, а площадь оставили пустой: так приличнее.

Я серьезно советую начинать осмотр города именно с этого слона. Не потому, что он представляет собой шедевр монументального искусства (вовсе нет), а потому что со временем он приобрел способность выражать настроение и мысли тех, кто на него смотрит. Мне, например, показалось, что слон поднял хобот, чтобы призывно затрубить, что-то возвестить людям, но так и остановился, внезапно осознав бессмысленность этого занятия.

Еще мне про переславского слона хочется сказать вот что: от времени он пострадал, но как-то не до конца. У него отбит зад, обломаны клыки, выщерблен хобот.

Конечно, мысль, что кто-то не успокоился бы, не доведи он слона до такого состояния, а потом уже перестал его трогать, решив, что все в порядке,– такая мысль может показаться дикой. И все же, оглядевшись вокруг, вы замечаете, что именно в этом виде произведение монументального искусства как нельзя лучше вписывается в окружающий пейзаж. Одна скамейка перевернута, другая стоит. Не исключено, что если бы и вторую перевернули, кто-нибудь поставил бы ее обратно на ножки, потому что это уже воспринималось бы как беспорядок. Не только на берегу Трубежа, а и во всем городе по-осеннему грязно. Но приглядевшись, вы замечаете, что как-то не совсем грязно, но ровно настолько, чтобы были испачканы ботинки. С этой целью, например, шоссе заасфальтировано, а боковые дорожки лишь кое-где присыпаны камешками. Потом, погуляв по городу, вы убеждаетесь, что тут не увидишь прямого забора, гладкой стены, ровной крыши; что все, что вас окружает, носит на себе какой-то ровный налет морально-физического износа (заглянув в магазин, я убедился, что и новые вещи сделаны с таким расчетом, чтобы не разрушать этого впечатления); что всюду непостижимым образом поддерживается общий среднестатистический уровень отклонения от идеального образца. Так что если бы какой-нибудь архитектор решил во что бы то ни стало построить здесь первоклассное «европейское» кафе и даже протащил свой проект через все инстанции, каждый строитель и маляр невольно постарались бы снизить чуждый их сердцу идеал до того же среднего уровня. А если бы наш мифический архитектор проследил буквально за всем, сам доставал краски и составлял колеры,– то и в этом случае обслуживающий персонал и посетители общими усилиями, хотя, конечно, неосознанно, привели бы интерьер в соответствие со своими представлениями о культурной норме и тогда уже стали бы поддерживать его в нужном качестве.

Ничего противоестественного в этом, разумеется, нет, и ничего специфически переславского тоже. Переславль отличается от других городов республики тем, что на его территории оказались неповторимые памятники архитектуры, да еще озером и историческим прошлым – почему мы о нем и пишем, но об этом после. Сейчас мне хотелось бы только сказать, что если в местной столовой подносы моют так, чтобы под пальцами ощущались следы кем-то пролитого борща, и я говорю, что иначе в этом городе быть не может,– речь идет лишь о том, что работники столовой именно таким образом себе меня и других посетителей представляют. И это вовсе не значит, что они к работе плохо относятся: они так живут и в их головах содержится такая модель человека, которой все это соответствует.

Иными словами, в каждом подобном случае, как только вы с ним практически сталкиваетесь, вас естественно тянет обвинить людей в отсутствии культуры, а это неверно. И чтобы понять, что речь идет об особой культурной норме, надо обращать внимание на нюансы, которыми определяются ее границы. Забор не повален, а покосился, сидение в автобусе сдвинуто, но не сломано, жижа на дорожках не до колен, а лишь чуть выше подошв.

И точно так же: хотя мы возмущаемся как вандализмом случаями разрушения церквей, ни в Переславле, ни в других подобных городах (кроме, кажется, Архангельска) – нигде не было, чтобы разрушили все церкви, хотя это было бы “логичнее”. А всегда лишь какую-то инстинктивно отмеренную часть. [...]

Я стоял, увидев на бровке над озером около Горицкого монастыря типовые дома.

Слева изящный монастырь, справа два тупых дома. Вся композиция выглядит теперь по типу «было – стало».

Казалось бы, не надо кончать институт, чтобы увидеть, что было дивно, стало дико; что эти дома запроектированы без учета масштаба, силуэта (кстати сказать, и без разрешения); что их следовало бы поскорее разобрать и собрать где-нибудь в другом месте, где бы их совсем не было видно.

На совещании в горкоме, правда, высказывалось предложение срезать два этажа. Если учесть, что дома четырехэтажные, такое решение вопроса выглядит явно половинчатым.

Но мы должны сейчас проанализировать эти произведения архитектурной мысли во всем их объеме. Не только потому, что подобная композиция может считаться теперь типовой, а для Переславля символичной. Главное – она имеет прямое отношение к заявленной выше теме.

Издали. Дома стоят мощно, весомо, грубо; стоят на поверхности, а не вырастают из земли, и царят над миром, а не сливаются с ним, как это делал старый город. Прямая линия и прямой угол говорят о прочной вере в разум, успокоившийся на четырех правилах арифметики. Один бесконечно повторенный оконный переплет наводит на мысль, что из всего Маркса авторы поняли только «про архитектора», который отличается от пчелы тем, что последняя решает жилищную проблему без типового проекта. Наконец, все вместе символизирует победу массового комфорта над природой, которая теперь тоже понимается как комфорт -- по крайней мере вид на озеро из окон этого дома.

Подойдем вплотную. Стена, которая издали казалась чистой математической плоскостью, грубо сработана из мертвенно-серых кирпичей всех оттенков вперемежку, заляпанных засохшим раствором. Ни эта стена, ни красный оконный переплет, ни отделка ни у кого не вызовут хулиганского инстинкта: уровень культуры учтен тут с самого начала. Строго выдержанная норма небрежности создает представление о человеке, для которого все это выстроено. Рассматривая здание с точки зрения жителя, мы видим, что это тот самый горожанин, кому полагались липкие подносы и грязь на дорожках.

Сравнивая теперь оба впечатления, можно заметить, что они не совсем друг на друга накладываются. Издали архитектура казалась строго рационалистической – вблизи обнаружились лишь случайности и огрехи, иррационализм непредвиденного.
Если бы такое несовпадение было намеренным, его следовало бы проанализировать как художественную идею. Но поговорите сегодня с любым архитектором, и вы поймете, что никакой такой идеи заложено не было. Вы услышите жалобы на нормы, лимиты, материалы; вы увидите перед собой человека, который все понимает не хуже вас, с той лишь разницей, что твердо уверен: ничего изменить нельзя.

И снова возникнет смутное чувство, будто действует какая-то необоримая сила, которая заставляет людей с высшим архитектурным образованием делать совсем не то, что выражало бы их представления о должном и допустимом, а приводит любую идею в соответствие с мистической нормой порчи – так, чтобы именно в этом виде типовые коробки соревновались с лучшими творениями русского зодчества и подавляли их масштабом и мощью.



)(


Первый . ) автор вроде постоянно что-то употребляет , но читать прикольно . )

Прошло много лет


Это современная фотка.

У меня такое же ощущение от всех людей, с кем общаюсь. Кажется, что у них есть желание сделать всё через жопу.

Это не "желание". Это другое.

хасеть(яросл.) - понимать, разусеть

Впервые опубликовано в "Знание-сила". Там была еще статья этого же автора по экономике и они замечательно читались сквозным образом.

Ну сколько можно бороться с ветряными мельницами?

Люди и оспу победили, и туберкулёз лечат. И советчину научатся лечить, я надеюсь. Хотя, конечно, болезнь чудовищная и очень тяжёлая. В основном - потому что запущенная. Однако посмотрим.

Edited at 2014-05-25 10:01 pm (UTC)

Буду краток - у деревенских жителей несколько иные представления об эстетике, в отличие от потомственных горожан. И, кстати, я сам горожанин лишь во втором поколении.

Это я к тому, чтоб евреев не спешили в чем-то обвинить ))

(Deleted comment)
Если не секрет, в Италии где ездили? Рим-Милан, или по провинциальным городкам?

(Deleted comment)
- - - r_p Expand
Никогда не была в этом городе, увы. Но по опыту знаю, что контраст между старой русской архитектурой - и советской, как правило, ужасен. По большому счету ничего хорошего - именно архитектурно! - в сов.время, возможно, кроме высотных зданий в Мск (и то на любителя гигантомании) не было создано. Особенно это видно в моем родном СПб.
Но и усматривать в этом сплошной заговор - я бы не стала. (Хотя, конечно, теория эманаций игв, вдохновивших конструктивизм, у Д.Андреева, любопытна:) Скорее, вся поздняя сов.архитектура - смесь дешевого, из некачественных материалов, неоконструктивизма, плановой экономики, тяп-ляп строительства и пр. Ну, а уж то, что понастроили в постсов.времена - это туши свет! Тут тебе и восточные башенки, и мордорские твердыни, и "новый кирпичный стиль" особняков, пугливо прячущихся за гулливерскими заборами. Тут азиатчина, помноженная на олигархат и культ золотого тельца, тут фантазия авторов-малознаек, стремящихся догнать и перегнать европы и "дубаи", и пр., и пр. В общем-то - тема для небольшого исследования.

Всего лишь узость мировоззрения и то самое "отличие туризма от эмиграции". В мире столько городов и стран с уродливой архитектурой и/или планировкой - как старой, так и современной, что говорить о каком-то особенном советском уродстве как минимум глупо, как максимум - злонамеренная клевета.

Продолжаем цитировать жидов. Консистентненько.

Хитрые подонки пишут для дураков и тупиц.

Дело в том, детки, что «эстетика» дореволюционной России классовая.
Сначала крепостническая, затем буржуазно-крепостническая.
К примеру, все архитектурные памятники, построены за счёт рабского труда нищего народа.
Построены олигархией Российской империи.
И вполне понятно, что персонаж владеющий миллионами в ассигнациях, в те времена, как и ныне, может построить себе идеальный дворец, самой изысканной архитектуры, по индивидуальному, эксклюзивному проекту.
Далеко за примерами ходить не надо, достаточно иметь пропуск в рублёффскую резервацию.

В те времена, расчудесные церкви соседствовали с городскими трущобами и убогими избами.
Это не хорошо и не плохо, в те времена так было по всему миру.
Это просто факт.

А советская власть ставила задачу, для начала, просто обеспечить сотни миллионов людей условно-бесплатным, благоустроенным жильём.
Отсюда некая топорность и качество, оставляющее желать лучшего.
При чём в пору позднего СССР, уже заметна вредительская деятельность врагов русского народа, уже тогда воровавших и готовивших свои "леберально-демокротичные реформы".

Что касается современных «столовых», то мой вам добрый совет.
Не ходите, принципиально, даже в самые дорогие и навороченные кабаки, кафе и так далее.
Готовьте и питайтесь дома, это хоть немного безопасней, чем в тупую наматывать себе на кишки, чуму, холеру, глистов и так далее.


Edited at 2014-05-26 12:52 am (UTC)

Про столовые.
Вы поддерживаете теорию владельца этого журнала "Дома сидеть надо"?

Большое спасибо. Очень интересная и, похоже, верная статья.

Об этом писали довольно много лет назад называя привычным уровнем бытового варварства. Насколько я помню, звучало примерно так: Когда в доме делали новый лифт, то очень быстро на его стенах появлялись несколько процарапанных надписей, а пару кнопок подплавляли зажигалкой. После такой инициации лифт мог работать много лет без серьезных добавлений такого вида. Автор предполагал, что чистый и новый лифт вызывает чувство неудобства у довольно большой группы населения. Эти соображения могут быть дальше экстраполированы на множесто похожих явлений в быту и политике, но это уже другой разговор.

Ну эти варвары досточно легко локализуются в мальчишек 10-14 лет. 99% всего вандализма идет от них

Бред.
Что вы скажите о сталинских высотках? Когда я увидел их впервые - я был в восхищён.
Что вы скажите о метрополитене. Это, без всяких оговорок, дворцы для рабочих.
Подобных примеров масса.

Это откровенно другой пласт - как временной, так и социальный. Где Переславль, а где метро с высотками.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Да при чем тут "советчина"?

Бедность это.

Да. Принцип 20 : 80.

Поскольку доводка хотя бы до минимального совершенства требует ресурсов, не просто сравнимых, а иногда и многократно перекрывающих потребные на выполнение основных работ — не доводят, а бросают и сразу начинают заниматься другим, следующим.
Вполне характерная черта массовой, повседневной бедности.
Поэтому советская «принудительная» эстетика смотрится уродливо и неуместно — подобно некачественной полировке на изначально грубой мебели. Кто-то им сказал, что мебель нужно полировать, вот они и принялись. Хотя без оной тяп-ляп полировки данная брутальная мебель и смотрелась, и служила бы заведомо лучше. Что-то близкое к карго-культу получается.

Тут, скорее, следует жалеть, а не возмущаться.

А где фотки????