Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

Category:

Об украинском лениноповале

Тут, я смотрю, идёт довольно нелепое обсуждение – «хорошо» или «плохо» поступили украинские товарищи, свалив памятник Ленину в Харькове. Даже Галковский высказался.

Ну и я не промолчу.

Для начала: говоря о символике (любой), нужно понимать, что символ значит здесь и сейчас. Именно здесь и сейчас, а не когда он был придуман и т.п. Далее: «значение слова есть его употребление», и к символам это также относится. Например, свастика в 1920 году на американской новогодней открытке, свастика в 1940 году на пряжке ремня немецкого зольдата и свастика в 2010 году в руках полицейского провокатора на Русском Марше – это три разных символа с тремя разными значениями. В которых предыдущая история символа может иметь значение, а может и не иметь. (Про открытку уж точно никто не помнит.)

Галковский приводит пример с тем же Лениным. Напоминая, что сусальный образ «дедушки Ленина», любившего котят и пионеров, в СССР двадцатых-тридцатых годов - то есть сразу после апофеоза советского зверства - был, в общем-то, «гуманитарным послаблением». Например, рождественскую ёлочку детям вернули – ну, сделали новогодней, но «хоть так» - именно под рассказики, что «Ленин ёлочку любил». При этом те же сусальные рассказы про «дедушку Ленина» в «гуманные» семидесятые воспринимались как вселенская пошлость и издевательство над детишками. А в конце восьмидесятых, эпоху господства коротичевского «Огонька» – как особо циничное глумление советской власти над «исторической правдой». Кстати, кавычки к последним двум словам добавились в девяностые, когда все поняли, что правды никакой нет вообще… Ну а сейчас само словосочетание «дедушка Ленин» забыто: если он кому и интересен, то как крутой революционер и весёлый людоед, но отнюдь не как хорошо воспитанный ребёнок.

Можно, впрочем, Ленина и не теребить. Возьмём пример попроще. Перловая каша на обед в Москве в 1919 году – спасение от голода, в 1985 – издевательство над человеком, а в 2014 – модная вытребенька («перлотто»).

В связи с этим вопрос о том, что такое советская символика в 2014 году является не просто осмысленным, но и первостепенным. (Причём Россию и Украину нужно рассматривать по отдельности.)

Так вот. Для всех постсоветских стран, кроме РФ, советская символика – это символика «русской оккупации».

Этот политический миф – в разных вариациях – принят практически повсеместно. Его могут не теребить лишний раз (как в Казахстане, например), или, наоборот, сделать его основой и центром политической жизни (как в Прибалтике 90-х или на Украине сейчас), но он имеет место быть в любой постсоветской стране, кроме России. И вся советская символика уже давно переписана под «русскую оккупацию». «Мировое сообщество» это одобряет, так как оно настаивало на том же самом с начала прошлого века, чтобы как-то прикрыть своё чудовищное преступление перед Россией и русским народом. «Русские – природные коммунисты», ага-ага. В общем, по этому вопросу имеет место международный консенсус.

И, соответственно, акты уничтожения советской символики воспринимаются именно как акты борьбы с «русской оккупацией» и, более того, акты дерусификации.

Что касается России и русских, тут работает обычное советское правило: русскому населению внушаются максимально невыгодные для него взгляды.

Сейчас русским был бы максимально выгоден абсолютный сверхгиперантисоветизм «белее белого», с идеалами декоммунизации, люстрации, реституции и исторической мести всей советской гадине на десять поколений вперёд. Такое, понятное дело, абсолютно запрещено, на уровне "мыслепреступления". Но даже подтравливание нынешней власти советскими воспоминаниями по типу «при Брежневе кавказцы на улицах людей не резали»[1] нынешним властям неприятно. Поэтому населеньицу предлагается микс из медовой советской ностальгии, сознательно приправленной ложкой коротичевско-новодворского дёгтя. Соответственно, и вопрос об отношении к Ленину и его истуканам становится «ужасно каким сложным». Вроде бы и «великое прошлое», но и «стыдиться тоже надо» (причём «стыдиться» предлагают жертвам этого самого прошлого). То есть «ни туды и ни сюды», как и всё в Эрефии.

Но это чисто эрефийская проблема, причём исключительно «проблема для русских». Для всех остальных народов никаких проблем нет: Ленин это гнусный русопятый москаль. Разумеется, что там по этому поводу думают сами русские, никого не волнует. Люди хотят считать Ленина символом России и русского народа – ну вот они так и считают. Потому что им так удобно и выгодно, ага.

По этой самой причине люди, не разделяющие миф о русской оккупации или сопротивляющиеся дерусификации, не чувствуют никакой радости по поводу сноса памятников Ленину – даже если сами этого Ленина и советскую власть терпеть не могут. Потому что (проговорим это ещё раз) снос очередного Ленина где-нибудь в Прибалтике или на Украине символизирует не «отказ от коммунизма», а
а) акт символической дерусификации,
б) отождествление коммунизма-советизма и русскости как таковой.
То есть Ленина обрушивают не как Ленина (вообще-то - русофоба и палача русского народа), а как «русского оккупанта».

Разумеется, это раздражает людей «белой» самоидентификации, которые чувствуют, что их каким-то образом обыграли и обманули. Поэтому им приходится или тихо завидовать победительным украинцам, сокрушившим ненавистного им идола, или обращать внимание на всякие некрасивые побочные обстоятельства. Например, на то, что именно Владимир Ильич дал Украине государственность и одарил русскими землями. Или на хулиганскую манеру уничтожения памятника. И всё это правильно и справедливо, вот только главного обстоятельства – что Ленина сначала переименовали в «москаля», а теперь свергают именно в этом качестве – вся эта критика не задевает.

К чему это приводит на практике? К усилению советчины в РФ. Один поваленный украинцами Ленин – это ещё плюс десять-двадцать лет стояния ленинских истуканов в Москве, Петербурге и по всей России. Потому что украинцы – абсолютные враги русских (это не моё мнение, они сами дико орут об этом в три горла), и уж если они демонстративно валят Ленина (с гиком, свистом и антирусскими кричалками) – значит, нам надо держаться за этого самого Ленина, ну просто чтобы не радовать наших врагов. И это ЕСТЕСТВЕННАЯ реакция, которую никакими идеологическими заклинаниями не подавить. А если её всё-таки подавилять, то на этом месте прорастут симпатии к украинцам и ненависть к русским (что и случилось со многими «антисоветчиками», на радость советчикам).

Увы, всё это – естественное следствие поверхностности нашего антисоветизма. Даже те, кто считают себя безупречно белыми (я бы сказал – особенно те, кто себя таковыми считает), сплошь и рядом проявляют трогательную наивность в отношении сущности советской власти. Например, они считают, что советским дороги их символы. И они им действительно дороги – но извивы Генеральной Линии бесконечно важнее. В своё время советские образцово-показательно оплевали дорогого товарища Сталина и в течении трёх-четырёх лет уничтожили все памятники ему. И ЧТО? Советская власть от этого померла и переродилась? Нет, только окрепла. Потому что действовала в своей логике. Или в девяностые, когда та же самая советская власть объявила себя «рыночной» и «капиталистической». Что, она перестала быть советской? Да ничуть. «Просто временно ввели НЭП, делов-то».

Почему так? Потому что советская власть – не то, чем она себя сам а объявляет. Она не имеет целей типа «построения социализма», «коммунизм», «капитализм», «благо трудящихся» и т.п. Вся суть советчины – абсолютно вся, целиком и полностью, без изъятий – сводится к одному и только одному: эксплуатации и уничтожению русских людей. Это именно АБСОЛЮТНАЯ цель, всё остальное – всего лишь методы. Если какой-то метод эксплуатации или уничтожения русских не работает, его заменяют другим, в том числе прямо противоположным. Противоречия в этом системе могут возникнуть только между задачами эксплуатации и уничтожения: в зависимости от того, что важнее в данный момент (а это определяется извне, со стороны колониальных властей), советская власть ведёт ту или иную политику, в т.ч. и как бы «народосберегающую». Но суть – в эксплуатации или уничтожении, ничего другого в ней нет и быть не может в принципе.

Так и с Лениным. Выращивание новых антирусских народов, их выкармливание, развитие и т.п. является сверхприоритетной целью советчины. Если на данном историческом этапе для поддержания крепнущего национального самосознания этих прекрасных народов нужно растворить все памятники Ленину в растворе фтороводорода – ну какие проблемы? Да Ленин лично подписал бы подобный декрет. «Агхипгавильно поступили товагищи сознательные укгаинцы, агхипгавильно».

В общем, поймите простую вещь: они там не Ленина пилили, а «москаля поганого».

Имейте это в виду.


[1] Что вполне совместимо с любым уровнем антисоветизма и не имеет ничего общего с протаскиванием советчины под маркой «меньшего зла», а то и «плохонького, но добра» - чем сейчас заняты некоторые бывшие белые, оказавшиеся на деле даже не розовыми, а лиловыми.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 370 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →