Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Стрелков vs Ходорковский. 2

Возьмём, например, пассажи Ходорковского о европейских ценностях (пп. 5-10). Это изумительное по красоте построение. Хочется рассмотреть его целиком, но ограничимся тремя пунктами.

П. 5. Возвращение к европейским ценностям, лежащим в основании евро-атлантической цивилизации, – ментальное и политическое – это точка отсчета нового политического курса, который может помочь России выбраться из исторического капкана. У России есть лишь два пути – вперед в постиндустриальную эру вместе с Европой или обратно в средневековье, а потом и в небытие.

КОММЕНТАРИЙ. Классическое исповедание веры либеральной, ни одного слова против веры либеральной. Условный Явлинский молчит и одобрительно кивает.

П.6. Все, что моя страна имеет сегодня, что считает «исконно своим», что позволило ей стать великой державой и что теперь является ее визитной карточкой: космос, ядерный щит, литература и искусство, высокий уровень образования и науки (который не смогли уничтожить даже тридцать лет безвременья) – создано в ареале европейской культурной традиции, во взаимодействии с европейской культурой и в среде европейской культуры. Все духовные подвиги русского народа, все бесчисленные жертвы, которые он принес на алтарь своей независимости, были совершены в лоне христианской традиции, которая была и остается европейской по своему духу.

КОММЕНТАРИЙ. Феерверк лестных слов, аттракцион неслыханной щедрости. Кость с мясом советским (впереди упомянуты две главные их святыни – Космос и Бомба), пирог русским и советским напополам (литература и искусство – видимо, «вообще за всю историю России»), большая тарелка супа обратно же советским плюс нынешним бюджетникам (высокий уровень образования и науки – первым, про то, что они и сейчас высокие – вторым).
Дальше – выясняется, что до лакомств нужно ещё добраться, взойти на три ступеньки. Первая: «в ареале», читай – в области распространения европейской культуры (каковой вообще-то является весь мир, так что это банальность). «Во взаимодействии» (тонкая лесть: русская культура тут предполагается равной «европейской», её партнёром). И, наконец, «в среде» - тут уже русская культура оказывается островком в европейском культурном океане. Общая картина - «вплывающий остров». И заметим, что словосочетания "русская культура" тут нет, оно искусно обойдено. Потом "русское" ещё появится - но в совсем ином контексте, ага.
И дальше – переключение языка. Откуда-то выпрыгивают самые что ни на есть узнаваемые духовные скрепы: «духовные подвиги», «бесчисленные жертвы», наконец – «лоно христианской традиции». Тут, правда, небольшое риторическое неудобство: православные у нас не любят называть себя христианами - но и не возражают против этого [3]. И на этом креплении держится последний пассаж: «которая была и остается европейской по своему духу». Замечательно расставлены слова, и даже слово «дух» здесь абсолютно на месте.
Условный Явлинский морщится, и довольно сильно. Но возражений по сути у него нет, хотя куфр он сердцем чует.

[…]

П. 8. Европейские (евро-атлантические, как их сейчас принято называть) ценности – это, прежде всего, ценности сильного и справедливого государства с эффективными институтами и работающими законами. Россия нуждается в них ничуть не меньше, чем любой другой народ в мире. Правовое государство и открытая экономика нужны России не для того, чтобы угодить Западной Европе и Америке, а для того, чтобы сотрудничать, а где надо – и конкурировать, с евро-атлантическим миром на равных. Петр Первый строил русскую армию по европейским образцам не для того, чтобы доставить удовольствие шведам.

КОММЕНТАРИЙ. Великолепная формула, начинающаяся с двух нелиберальных слов, и кончающееся двумя либеральными. Для российского либерала «сильное государство» - это харам, а «справедливое» - куфр. Но вот в «эффективные институты» и «работающие законы» он обязан верить (причём формулировки именно таковы и воспроизведены целостно и точно). К тому же автор подаёт сигналы – я не кафир и не мунафик, это всего лишь такийя (то есть военная хитрость против неверных).
Дальше идёт фраза, построенная весьма странно. Перечитайте её внимательно. Россия нуждается в них ничуть не меньше, чем любой другой народ в мире. Но ведь Россия – государство, а не народ, не так ли? Так что же, Ходорковский сказал чушь? Нет, не чушь, ведь он говорит сразу на несколько аудиторий. Слово «русский» в данном контексте было бы преждевременным.
Дальше – сильнейшие для патриотов аргументы: «надо ведь учиться у Европы, чтобы с ней воевать, а то нас задавят». Исторический пример с Петром позволяет выйти на советскую и несоветскую аудиторию разом, так как Пётр является единственным русским царём, которого коммунисты бурно одобряли, и даже создали особый советский культ Петра. Но и у людей «белых» взглядов возражений нет тоже, так как в пример поставлен не какой-нибудь Сталин, а Пётр Великий.
И что самое интересное: вся эта риторика является правдой от первого до последнего слова. Не верите – попробуйте возразить.
Условный Явлинский злится и нервно курит. Несмотря на страшные слова – оказыватся, с Европой можно конкурировать и даже воевать, что для россиянского либерала является страшнейшей ересью, ширком и т.п. – он понимает, что здесь нужно или расчехляться (то есть признавать себя национал-предателем, жаждущим капитуляции перед Европой), или принимать слова Ходорковского за такийю.

Я не буду продолжать этот разбор дальше, вы можете сделать это сами. Просто представляйте себе присутствующего при сём Явлинского и какого-нибудь либерального патриота на свой вкус. И мысленно наблюдайте за реакциями этих воображаемых персонажей. Особенно на пп. 12-14 и 21.

) продолжение опять же следует (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments