Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

Categories:

Что НДП делало на Русском Марше?

Теперь я отвечу на законный вопрос: а что делала НДП на этом сборище? И не лучше ли было вовсе туда не ходить, а посидеть дома – чтобы потом разразиться саркастическими комментами в блогах? Тем более, что столько хороших, честных людей именно так и поступили? И теперь гордятся собой – «мы не вляпались в это дерьмо»?

Что ж, я объясню. Уж простите великодушно, если кому-то не понравится.

Дорогие мои. Создать работающий институт – это очень сложно. Тут нужны не только старания, но и везение. Окошко возможностей открывается редко, особенно перед русскими, которым обычно «ну совсем не везёт».

Русский Марш – один из немногих работающих институтов русского движения. Если конкретно – институт консолидации и мобилизации, а также привлечения новых членов. Это плохой инструмент, с КПД ниже, чем у паровоза, особенно если судить по последнему показателю. Тем не менее, он работал. То есть с каждого РМ русское движение получало сколько-то новых активистов, ещё больше симпатизантов (то есть людей, сходивших на Марш и убедившихся, что русские националисты не страшные и даже симпатичные люди) и некоторое количество медийного внимания (пусть негативного или скептического, неважно – про РМ всё-таки принято что-то писать).

И другого массового инструмента сравнимой мощности у нас, дорогие соратники, нет. Все остальные мероприятия, которые мы проводим, являются сугубо локальными, собирается на них уже отмобилизованная тусовка активистов, новые люди там практически не появляются, медийное внимание тоже крайне низкое, а чаще никакое. В лучшем случае эти мероприятия позволяют нам поддерживать эту самую мобилизованную тусовку. В худшем – способствуют склокам и скандалам внутри движения. Потому что на любое мероприятие в сто человек найдётся двести квакуш-подблядышей, которые его обквакают. И только РМ своей численностью их более-менее затыкал.

Разумеется, это – последствия государственной политики. В том числе и политики нашей оппозиции, находящейся под контролем либералов, которые русских ненавидят. Да, «обложили и замуровали». И, конечно, «в таких условиях совершенно невозможно работать». Да кто бы спорил. Но других условий у нас не будет. Поэтому у вас, дорогой активист, выбор простой. Вы или уходите из русского движения под тем или иным предлогом. Или остаётесь в нём формально, а если совсем честно – в качестве балласта (например, в качестве очередного скептика и критикана). Или, наконец, живёте и работаете в тех условиях, которые есть. Четвёртого, увы, не дано.

Так вот. Русский Марш был работающим институтом. Мы ежегодно снимали с него скромную, но всё-таки жатву. Этот институт у нас много раз пытались отобрать. И вот теперь его у нас всё-таки отобрали. Ну, почти.

Вот ради этого «почти» мы, НДП и я лично, на это мероприятие пришли.

Теперь подробнее.

Сначала первое. Нам сейчас говорят – «а почему вы вообще допустили на мероприятие заукраинцев, вы же были в числе организаторов». Так вот, мы не могли сделать его антиукраинским административными методами, даже если бы поставили себе такую цель. Да, Тор был одним из организаторов Марша. Полномочия организаторов Марша ограничиваются действующим законодательством. На публичное мероприятие могут приходить все вменяемые дееспособные граждане и проносить символику, не противоречащую действующиему законодательству – например, красно-чёрный флаг УПА. Разумеется, полиция имеет и собственные методички со списками и образцами запрещённых флагов, куда попадают, например, флаги запрещённых русских организаций. Однако такие вопросы решает именно полиция, а не организаторы. Насколько мне известно, Тор лично «завернул» только одного человека – женщину с коляской. Ничего идеологического в этом не было: просто идти на подобное мероприятие с коляской опасно.

Далее, пронести символику не так уж сложно. Но можно и не проносить: достаточно кричалок. Глотку-то людям не заткнёшь. И, ставя себя на место человека, которому не разрешили нести какой-то плакат – я бы, наверное, окрысился и глотку сорвал бы, а своё заветное проорал бы.

Но даже не это главное. Мы ни в коем случае не являемся сторонниками запретов на символику, даже самую для нас неприятную. Очевидно, что такого рода запреты всегда используются властью для борьбы с оппозицией. И если сначала запрещают что-то и в самом деле неприятное, то дальше запреты могут быть распространены на что угодно. Сегодня они запретили что-нибудь фашистское, завтра запретят имперку и новоросский флаг, а послезавтра – вообще любые символы, кроме триколора и знамени Ингушетии. Что, не могут? Могут, могут. Причём под ехидное «вы же сами хотели, чтобы символику запрещали». Так вот – НЕТ. Мы этого не хотели даже тогда, когда у нас были все основания этого хотеть.

Из этого не следует, что мы вообще всегда и при любых обстоятельствах будем рвать глотку за святую свастику или даже (сейчас это именно «даже») украинскую символику. Но любые подобные запреты должны отражать реальное мнение большинства и подтверждаться на референдумах. В самом-самом крайнем случае – законно избранным и популярным большинством в парламенте (и то сомневаюсь, но тут есть хотя бы место для дискуссии). Однако, учитывая, что нынешний парламент этими двумя качествами ни в коей мере не обладает – то и говорить не о чем.

Ах да, мне тут подсказывают, что у нас тут война, а на войне другие порядки. Хорошо-хорошо. Ну так признайте же, дорогие россиянские власти, что у нас именно война, ведите войну, и не организуйте «Марши за мир» с жовто-блакитными прапорами и прочей красотой. Или на той стороне находятся ваши уважаемые партнёры? Вы уж определитесь, и не за наш счёт. То есть чтобы потом не услышать от них всё то же самое – «вы же так желали запретов, так мы теперь ваше-то и запретим».

Так что мы за свободу совести, слова, собраний и союзов.

Я отлично понимаю, что высказанная мной позиция может кому-то не понравиться. В том числе и дорогим мне людям. Но тут уж извините, дорогие мне люди. У меня не так уж много принципов, в отличие от некоторых моих критиков, у которых их целые мешки, а то и сараи - и откуда они их извлекают по мере надобности. Нет, у меня их всего горсточка. Но уж к этой горсточке я отношусь серьёзно. Иначе грош была бы мне – и нам всем – цена.

Теперь второе.

Я очень хорошо понимаю разницу между словами «все» и «почти все». И не только словами, но и картинкой, фактом и так далее. Иногда эта разница является сверхпринципиальной. Сравните – «Государство А захватило государство Б» и «Государство А захватило почти всё государство Б». В первом случае речь идёт о тотальном поражении. Во втором – на неоккупированной территории может существовать законное правительство, туда может бежать, там может быть организовано сопротивление и т.п. И в любом случае – борьба не закончена.

Так вот. Сравните заголовки (в солидном немаргинальном издании, хоть как-то отвечающем за свои слова): «Русский Марш в Люблино единогласно выступил на стороне Украины». И, допустим – «На Русском Марше звучали украинские лозунги».

В чём разница? Первое – сильное конкретное заявление: Русский Марш стал Украинским Шествием. Потому что «все в едином порыве поддержали». Второе – да, факт неприятный, но на тотальность не тянет. Придётся говорить, что за Украину вписывались не все, что были люди с флагами Новороссии (пусть мало, но это были не одиночки, а организованно пришедная группа и своя колонна), ну и так далее.

Но это медийный эффект, а есть ещё и события на самом Марше. Полное согласие взглядов по какому-то вопросу вводит в резонанс. Если бы РМ был бы полностью украински-заединый, то уровень заукраинства подскочил бы на порядок. То есть, скорее всего, дошло бы дело до коллективного пения всем маршем украинского гимна и прочей красоты (представляю, какие ролики выложили бы). А почему бы и нет, если все едины и несогласных немае? Единый порыв – он не только в советских брошюрках бывает, это явление наблюдаемое. Подделать это нельзя, но уж если оно случается – все вопросы отпадают сразу. Ему кому интересно – посмотрите, например, украинские ролики со всяких мероприятий, там такого много.

Мы, однако, обедню испортили. Мы были небольшой группой людей, которые не просто шли «молча против» - а открыто и громко говорили, кричали и вопили прямо противоположное тому, что кричали и вопили другие. И теперь можно сколько угодно объяснять, что большинство было заукраинское и т.п. Или вовсе не светить наше присутствие. Или исходить по этому поводу ядом (ссылок не даю, их достаточно).

Всё это можно делать, но уже без того эффекта. Потому что это НЕ ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ СДАЧА мероприятия украинским симпатизантам. За чем последовало бы лишение Русского Марша звания «русского».

И тем самым – сохраняется шанс на выживание института. Который на следующий год – или на послеследующий, если градус заукропства не спадёт – можно будет хотя бы попытаться привести в порядок и использовать в прежнем качестве.

И опять же. Я знаю многих хороших людей, в том числе из числа дорогих соратников, которые считают, что Русский Марш хорошо бы вообще прикончить, потому что «формат исчерпал себя» и «надо что-то новое».

Дорогие мои. Вы сначала создайте «что-то новое», а потом уничтожайте единственное (единственное!) более-менее удачное ежегодное мероприятие националистов. Но вообще-то я уверен, что вы не создадите ничего нового. Потому что попытки уже были, и все они имели в лучшем случае локальный успех. Я хорошо помню и судьбу «правого Первомая», и «день политического узника», и прочие затеи. Единичное мероприятие собрать удавалось, повторить – уже не очень, сделать институтом – нет, ни у кого не получилось.

И неудивительно. РМ – это большая УДАЧА. Случившаяся в 2005 году благодаря уникальному стечению обстоятельств, начиная с «пустого праздничного дня», которому начальство не успело придумать применения, и кончая совершенно неожиданным успехом первого мероприятия, причём этот успех случился благодаря ряду ошибок властей и организаторов. А также – самоотверженности и мужеству множества людей, которые в течении многих лет этот праздник отстаивали. Например, тот же Белов получил свою первую судимость за выступление на митинге 2006 года. А его брат Басманов (который сейчас, увы, стал убеждённым украинцем) был зверски избит омоновцами во время попытки прорыва во время запрещённого шествия по Старому Арбату (я там тоже был, но мне повезло больше). На моих глазах запихивали в автозак и били депутата Курьяновича. И так далее, и тому подобное – многие сейчас могут поделиться воспоминаниями, особенно о более-менее известных людях. Но больше всего пострадало молодых людей, никому особо не известных, просто попавших под раздачу. Помню, как в 2006 менты схватили старого деда, сделавшего им замечание, и швырнули на асфальт. Или – как хватали всех молодых людей, выходивших из метро, просто за то, что они молодые и русские. Помню сломанные древки флагов на мостовой и кровь на лбу у незнакомого пацана, замотанного спартаковским шарфом. Я вообще много чего помню, у меня хорошая память.

Так вот: последнее, но не по важности. Я НЕ ХОЧУ отдавать Русский Марш украинцам или участововать в его ликвидации ещё и поэтому. У меня идиосинкразия к напрасным жертвам. И я не готов за здорово даёшь отдать РМ спецслужбистским упырям, распропагандированным дуракам, а также любителям брутальных мужчин из батальона «Азов». Жирно им будет.

Извините, если кого обидел, разочаровал и т.п. Чем богаты.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 141 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →