Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О правах на чужое тело

Оказывается, у нас многие не знают вопроса о правах на чужое тело.

Хорошо, напомню.

С точки зрения старого права, в том числе римского, супружество предполагает право супруга на тело супруги (ограниченное, но тем не менее). Христианское понимание того же вопроса базируется на словах апостола Павла (1Кор.7): «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена». Реальное законодательство исходило обычно из римского права с «христианской поправкой». Что касается тела ребёнка, то право на него принадлежало обычно обоим родителям, но с доминированием отцовского права. На практике это означало обычно разделение ролей. Например, решение о серьёзном телесном наказании ребёнка часто принимала жена, а осуществлял – муж.

Ситуация начала меняться по мере секуляризации и общего изменения нравов. Однако право на тело другого не исчезло вовсе, а просто было сильно урезано де факто и де юре.

Так, согласно законодательным системам большинства стран, включая Россию, супруги (и вообще родственники первой очереди) имеют следующие права:

1. Принять решение о медицинском вмешательстве или невмешательстве в тело другого, когда он без сознания, недееспособен и т.п. (В некоторых странах это доходит до права решать, отключать ли медицинскую аппаратуру.)

2. Посещать больного, находящегося в недееспособном состоянии (что вытекает из первого права)

3. Посещать осуждённого в границах исправительных заведений (начиная от права знать, где он находится и кончая правом на свидание без наблюдения)

4. Делать почти что угодно с мёртвым телом (решение об использовании органов, решение о захоронении, право забрать тело из морга и т.п.)

Это формально. Что касается прав неформальных, то супруг, как предполагается, имеет «ослабленное право на секс» - т.е. другой супруг может отказать, но частые отказы являются законной и социально одобряемой причиной для развода.

С другой стороны, супруги имеют неформальное право на «супружескую верность»: секс на стороне считается серьёзным нарушением брачной этики и социально одобряемым поводом для развода, причём, достаточно часто, «невыгодного» для виновной стороны. Раньше это право было формальным и закреплённым законодательно. Сейчас в «развитых странах» изменяющей стороне нельзя сделать практически ничего, однако морально осуждение сохраняется.

Также формой права на тело супруга (в данном случае супруги) является право на зачатие. Предполагается, что мужчина имеет право на то, чтобы его дети были именно его детьми, а не чужого дяди. И - да, это тоже право на тело, а что же ещё?

То, о чём я пишу, является расширением п.1 – то есть решения о медицинском вмешательстве. Казус «бессознанки» или «невменяемости» пополняется казусом «то, что сделано вдвоём и касается двоих, необходимо решать вдвоём». Традиционной морали это полностью соответствует, существующей системе законов не противоречит. Логике тоже: в конце концов, в случае беременности часть тела мужа (пусть даже это единственный сперматозоид) в теле женщины находится, и он «по точной логике» имеет право принимать участие в решении его судьбы. Разумеется, это уже казуистика, но неограниченное право на аборт тоже обосновывается не без казуистики, так что "запишем сюда и это".

Вообще же, следует признать: распад института семьи связан прежде всего с тем, что система взаимных обязанностей супругов разрушена, причём односторонне. Почему и как - отдельный разговор.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments