Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О стилистике расстрельного дела

Сегодня виделся с Эриком Лобахом. Он прилетел из Куршевеля - мужественно-загорелый, спортивный, полный сил и энергии.

Поскольку Эрик у нас сталинист, разговор зашёл, конечно же, о расстрелах. И я задумался о персональной эстетике этого дела. Ну то есть – как себя вести в той или иной роли, если до этого дойдёт.

Эрик, в силу многих и многих причин, в роли расстреливаемого никогда не окажется. Но вот в расстрельную команду он попасть может. Исключительно из-за своей доброты.

Ну вот представьте себе. Оказывается Эрик где-нибудь… скажем, в Астане, или там в Бишкеке. А тут хоп! – революция. И у власти оказываются эриковы знакомые (у него полно знакомых в самых разных частях света). А революция дело такое: нужно быстро решать кадровые вопросы. При отсутствии свободных рук.

И вот хороший друг (Аркадий Шварцер, например, или кто-нибудь из «Яблока») слёзно просит Эрика – ну вот такая ситуация, совсем некому расстреливать, а нужно срочно. Шлёпни в патоку сотню-другую контры. Ну вот так надо, срочно, прямо сейчас. Потому что у нас право на бессудные расстрелы ровно на три дня, это списывается на революционные эксцессы, а потом уже нельзя. А у нас списки километровой длины, нам ещё расстреливать и расстреливать. Ну кончи ты пару сотен контры, реально же некому заняться!

Сможет Эрик отказать старому другу? Думаю, нет. Поворчит, поругается – и возьмёт старый, потёртый пулемёт. И пойдёт расстреливать.

Но, как человек добрый и гуманный (а он правда такой), он отнестись к этому делу просто как к работе не сможет. Он внесёт в это дело элемент воспитательный, педагогический. Без этого он просто не сможет стрелять.

То есть. Выйдет он с пулемётом к стенке, где уже стоит эта самая контра, смерти ждёт и промеж собой переругивается. И начнёт контру – стыдить.

- Ну что же это вы, - скажет Эрик, - как же вам не стыдно. Вы же мне весь вечер испортили. Я вообще собирался поужинать в ресторане, немножко выпить, с друзьями хорошо время провести. Потом почитать немножко Верлена, да и спать лечь пораньше. А мне терепрь вас расстреливать. Я же терпеть не могу кого-то убивать. Даже курице голову рубить – противно мне, ну не люблю я этого. А тут людей расстреливать. Всё потому, что вы каких-то глупостей наделали контрреволюционных. Ну вот зачем? И вам плохо, и мне нехорошо. Мне даже хуже: вы-то чик и готово, а мне мучиться. Мне кусок в горло не полезет. Верлен так и вовсе не пойдёт. После расстрелов какая поэзия? Разве что Багрицкий, так ведь не буду же я читать на ночь Багрицкого, даже и не просите. Я, может, теперь даже и не засну. Ну или засну, но придётся много выпить. Так можно и алкоголиком стать, а всё из-за вас. Наделали глупостей каких-то, а я теперь расхлёбывай? Вот ты, Даша Митина (допустим, она тоже попадётся и будет стоять у стенки) – не стыдно тебе? Мы с тобой близкими друзьями были, вместе вино пили, Сталина славили, а я теперь тебе должен в твоём нежном черепе дырки делать? Да ты хоть понимаешь, что ты у меня в глазах кровавой девочкой стоять будешь минимум неделю? Нет? Чем ты думала, а?

И так он всех застыдит, что все сами будут просить – ну давай же скорее, стрельни нас, чтобы только не слышать этого твоего воспитания!

И только тогда Эрик их со слезами на глазах всех расстреляет и пойдёт в ресторан с друзьями-революционерами - снимать стресс.

И там их тоже застыдит, что расстреливать заставили.

Так застыдит, что они себя сами поубивают нахрен. Во избежание.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →