Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Про "Буратину"

Вчера я загрузил очередную главу второго тома «Буратины», перейдя границу в 1500К.


То есть я где-то на самой середине текста. Позади много, впереди примерно столько же. Это как заплыв через озеро: «сил уж нет», а вокруг одна вода.

В общем, самое время обозреть уже сделанное.

Я совсем не уверен, что «Нечеловеческая Комедия» (третье название "Золотого Ключа") пополнит число русских литературных шедевров. Прежде всего потому, что я не вполне уверен в дальнейшем существовании русского народа, русского языка и русской культуры. Да если и выживем – мало ли как всё сложится. Однако некая претензия на неординарность, конечно, у меня есть. Иначе не имело бы смысла писать текст такого объёма, сложности и информационной насыщенности. Да ещё и тратить на это несколько лет. Я начал выкладывать роман 9 мая 2013 года, а первые наброски у меня были сделаны ещё в 2005. Тогда я, правда, думал, что уложусь страниц в пятьсот (ага, щаз) и она будет существенно проще (щаз, ага).

Кстати об этом. Меня часто упрекают в том, что книжка написана в стиле «ни слова в простоте». Ну, это правда. Достаточно сказать, что в книге задействовано около двадцати разных жанров – там есть стихи, таблицы, технические документы, рецепты, графики и гистограммы, студенческие рефераты, некрологи, энциклопедические статьи, и даже пьеса имеется. Про цитаты, отсылки и всё такое прочее я уж и не говорю. В общем, то ещё варево.

Но ведь всего этого можно и не замечать. И читать книжку как есть – ну то есть как обычное развлекательное чтимо. Почему нет? Я вообще убеждён, что если книжку нельзя читать «просто так», это плохая книжка.

Ну а теперь кое-что о том, как "Золотой Ключ" устроен на самом деле.

В определённом смысле «Буратина» - христианский роман. Так как автор использовал именно христианскую картину мира. Если быть совсем точным – католическую.

Это может показаться странным. У нас «христианский роман» ассоциируется с чем-то слащавым, нравоучительным и глупо-прямолинейным. В «христианском романе» должны быть невинные девицы, ясноглазые отроки и чудотворные иконы, герои в решающие моменты помогают ангелы, а в финале все дружно уходят в монастырь. Ну да, ничего такого в «Буратине» нет. И не будет. Я имею в виду другое: использование в построении сеттинга и сюжета христианских представлений о мире и человеке. В этом смысле книжки К.С. Льюиса про Нарнию - христианские, хотя ни Христос, ни христианство там не упоминаются. Точнее, это там есть, но в очень косвенном виде. Лев Арслан – это не Иисус, а в лучшем случае его очень отдалённое подобие. Однако представление о спасении и искупительной жертве эти книги дают – а это представления именно христианские. Ну вот и «Буратина» - что-то вроде того. Как минимум: совершаемые героями грехи – это христианские грехи (о чём подробнее ниже), а иногда проявляемые добродетели – это христианские добродетели.

Почему именно католицизм? Ну, во-первых, у меня и выбора-то не было. «Буратина» - это всё-таки криптофанфик по «Буратино» Толстого. То есть по довольно сложному тексту, являющемуся фанфиком по «Пиноккио». То есть по книге католической и масонской. Католической, я имею в виду, по языку: сам-то автор прежде всего масон. Но язык образов у него католический, как и жанровая форма нравоучительной сказки. Во-вторых, я в известной мере знаком с доктриной (хотя бы Фому Аквинского прочёл, и в «Кодекс канонического права» заглядывал). В-третьих, с внешней точки зрения (я сам не католик, я благоверный и им останусь) именно католицизм является наиболее проработанной версией христианства, которая к тому же жива. «Вещь продуманная»,

Теперь кое-какие подробности.

«Мир Буратины» - это некое подобие допотопного мира, о котором в Библии сказано, что в нём всякая плоть извратила свой путь на земле. Большинство героев – не люди, а разумные животные. Они и живут так, как полагается жить животным. То есть во грехах. Которые для них и грехами-то не являются, ибо какой с них спрос?

Что касается грехов. Я их рассматриваю и классифицирую согласно учению папы Григория Великого, как он его изложил в «Толковании на книгу Иова». Я внёс туда лишь небольшие изменения и дополнения – доработал, так сказать, схему.

Согласно папе Григорию, смертных грехов семь. Они могут быть разделены на высшие, душевные (точнее, один умственный и три душевных) и низшие, плотские (их тоже три). К умственным грехам относится превозношение, Superbia: гордыню можно испытывать, имея только чистый интеллект. Три душевных греха – это Invidia (зависть), Avaritia (алчность) и Acedia (уныние, а точнее - небрежение собой). Последний грех, впрочем, уже наполовину плотский, так как уныние может иметь как душевное, так и телесное происхождение. Последние же три греха – чисто плотские, ибо для их совершения нужно иметь тело. Это Gula (чревоугодие), Luxuria (блуд, активная форма небрежения собой, "осквернение") и Ira (гнев, ярость). Это грехи телесные. Жрать, совокупляться с кем попало и творить насилие по злобе (а гнев является грехом именно поэтому) можно, только имея тело (и не только своё, но и чужое).

Если всё это изобразить схематически, то выглядит оно так:


Теперь вернёмся к книге. После гибели людей – или потери ими подобия Божьего, то есть достоинства, что равнозначно гибели - мир должен впасть в низшую телесность (как уже было перед потопом). Это я и описываю. Мир «Буратины» - это мир трёх низших грехов, каждый из которых в нём доведён до предела. Голод, Похоть и Злоба – это три столпа, на котором он стоит [1].

Заметим, это именно структурные элементы. Это то, что делают все. А именно - 1. пожирают всё, что угодно, включая друг друга, 2. то же самое делают в плане секса: ограничений там никаких нет, да и быть не может; 3. любой уровень жестокости, включая изощрённые истязания, воспринимается как нечто нормальное - "ну, такова жизнь". А редкие проявления воздержанности, доброты и т.п. воспринимаются как личные капризы.

Задействовано и католическое учение о первородном грехе. Он в истории мира Буратины имел место – это гибель человечества. При этом существа, населяющие мир Буратины, были созданы до этого, служили людям, и выжили после их исчезновения. Однако у них были отняты некоторые возможности: знание о прошлом (большая часть информации о нём была уничтожена), паранормальные способности (случайно проявляются у отдельных существ, но в целом их нет), а также возможность общаться с высшими силами («Арконой»). Кроме того, «повреждается само небо»: космическая система, обеспечивавшая Землю энергией, перестаёт нормально функционировать. Насколько она повреждена, выяснится позднее по ходу написания книги.

Это до некоторой соответствует католическому учению о том, что наши прародители лишились сверхъестественных даров - бессмертия, праведности и богообщения. При этом все эти вещи могут быть возвращены в любой момент, и это никак не связано с действиями субъекта. То же и здесь: Буратина, например, получил паранормальные способности, потому что блоха укусила его в мозг.

Нельзя сказать, что это неразвитое общество. У обитателей мира Буратины есть технологии, наука и культура, причём это наша культура. Герои цитируют Набокова и Мандельштама, знают, что такое интегральное исчисление и умеют работать с генами. Сохранились даже остатки религиозных верований. Кот Базилио, например, христианин (протестант), Карабас - иудей (хотя и вынужденный). У рыбонов есть сложные гностические верования (каковые один из героев излагает подробно и иллюстративно). Даже в "культе Дочки-Матери" можно усмотреть нечто хорошее - например, там есть развитая теология и герменевтика. И тем не менее.

Я не буду подробно растолковывать, зачем мне понадобилось описывать такой мир. Простейший ответ: он интересен, там возможны разные забавные приключения. Ответ посложнее: он позволяет выразить своё отношение к нашему реальному миру. Хотя бы - проводя параллели. Ну, этого у меня там хватает. Есть и другие соображения, но это уже выходит за рамки, а рамки надо держать, как заповедовали нам товарищи методологи. Так что я лучше обращусь к внутреннему устройству книжки.

Каждый том книги связан с определённым грехом. Первый том романа посвящён GULA – то есть чревобесию. Вторая книга – это LUXURIA, блуд. Третья часть будет написана под знаком IRA, то есть гнева/жестокости.

Разумеется, в каждом томе присутствует и описывается не только это. Но тут важны акценты и угол зрения. Так, в первом томе сделан акцент на (взаимо-)употреблении – эта тема проведена, как раньше выражались, «красной нитью». Начиная от пира москвичей в Приквеле и кончая последней, «театральной» сценой, которая тоже является своего рода пиршеством (если конкретно - пирдухой). Вторая книга ещё не дописана, но события в нём структурированы именно сквозной темой блуда и блядства. С третей частью, я думаю, тоже понятно, спойлерить не буду.

Что касается героев, скажу только одну вещь. В отличие от "Пиноккио" и "Буратино", здесь деревянный мальчишка играет, по сути, второстепенную роль. Хотя и более важную, чем может показаться читателю на первый взгляд. Но это выяснится в конце, спойлерить не буду. Скажу только, что роль эта важная и в чём-то даже очень почётная. За что ему даже будет счастье, ага-ага.

Вот как-то так, да.

[1] Конечно, меня можно упрекнуть в чрезмерной слащавости нарисованной мной картинки: в реальности всё было бы куда страшнее и омерзительнее. Но я старался всё-таки щадить чувства читателя, не описывать слишком натуралистических сцен и не изображать того, что могло бы показаться совсем уж неприятным. Так что это, конечно, "через мутное стекло". Но какое-то представление о том, как оно было бы (а может и будет) на самом деле, книжка, мне кажется, даёт.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →