?

Log in

No account? Create an account

Всеобщий синопсис или Система мнений


Previous Entry Share Next Entry
ИЗ СЕРИИ "СКАЗКИ БЕЗ РЕДАКТУРЫ". ПИРОЖКИ
с митинга
krylov

Маленькая Гретхен опять проснулась в пять утра. И меня разбудила.

Конечно, ребёнок должен спать у кормилицы. Но наша Труди сейчас в Нойшвайншайзе, у неё умерла мать. А мы не столько ей платим, чтобы не отпустить на похороны матери.

Тут уже пришлось будить папеньку. Он спросонья зарычал, но когда услышал, что дочка плачет - сразу вскочил. Встал, уложил её на руки и пошёл гулять по комнате – туда-сюда, туда-сюда. Я так тоже делаю, но Гретхен лучше засыпает у папы на руках.

«Такой носик маааленький! Ушки такие слааааденькие!» - бормочет папенька, поддерживая ребёнка под попу.

Ну конечно. Ушки ему нравятся, они же в него. А вот носик мой. Вот было бы несчастье, если бы у девочки вырос папин шнобель. Но нет, Гретхен у нас красавица, взяла от родителей лучшее. Думаю, зря папа беспокоится насчёт её замужества. Ушлая девка сама прокрутится. Найдёт себе мужа. Я же вот нашла.

Папеньку нашего я очень люблю. Такой мужчина! Зверь! Правда, и нрав у него, как бы это сказать-то поприличнее, кобелиный. Я за этим слежу, конечно, чтобы не таскался по всяким там разным. Теперь-то он клянётся-божится, что ни-ни. Но я-то знаю, что он в это самое Нойшвайншайзе дорожку протоптал. Бегает к одной вдовушке. А может, и не к одной. Ничего-ничего, вот соберусь как-нибудь, дёгтем им ворота-то повымажу. Не разевай рот на чужой пирог! Не то горько станет…

«Ушки такие слааааденькие! Щёчки такие румяяяяные!»


Что-то Гретхен не засыпает. Может, размочить хлеб в молоке и дать ей пососать? Хотя нет, не положено. Доктор сказал нельзя. Значит, нельзя. Во всём должен быть порядок. Это мне ещё бабушка говорила. Эх, говорить-то она всё правильно говорила, а что сама делала?

Нет, сейчас-то я на неё уже почти не в обиде.  Хотя когда узнала про неё всю правду – чуть сама на месте не умерла. Старая чертовка, гадящая на свечку!

Так что правильно мы с мамой всё сделали.

Зато бабушкин домик нам с мужем очень пригодился. Мы сейчас в нём живём. И никто нас тут не беспокоит. А главное – лес рядом. Лес – он всегда прокормит.

Кстати, сегодня надо испечь пирожки с оленьим ливером. И выставить киршвассер. Есть повод. Папенька-то наш получил место лесничего, и бумаги все в городе выправил! О мой Бог, как я этого ждала! Да и не только ждала. Кто ему устроил это место? Если совсем уж честно – то я! Сама ездила, разговаривала. Ну, пришлось кое-кого угостить пирожками. Ну то есть своим пирожком. Но это же не измена, это для семьи. А вдруг нашего папеньку поймали бы за браконьерством? Мы и так платили – серебром, между прочим! – господину инспектору, чтобы он не замечал у нас оленину на столе. И всё равно я каждый раз дрожала, как его в лес отпускала. Вдруг чего?

Зато теперь! И это только первый шаг! У хорошей жены муж завсегда поднимется по службе. А уж с его-то талантами! Он всякие лесные дела буквально нутром чует. С образованием, конечно, у него не ахти. Да и с происхождением тоже. Ну да не беда. Знавали мы людей самого простого происхождения, которые сейчас с серебра едят и в каретах ездят… Хотя нет, насчёт кареты – это вряд ли. Папеньку нашего лошади боятся. Ну что тут поделаешь. А вот у меня возок непременно будет, не хуже чем у Марты…

«Щёчки такие румяяяяные! Хвостик такой маааааленький!»

Кстати вот тоже. Хвостик дочке отрезать или нет? С одной стороны, лучше бы отрезать. С другой – врач за такое дело просит полдуката. Полдуката! Скажете тоже! Вы себе можете представить такие деньги? Да и хвостик у Гретхен красивый. Не серый, как у папеньки, а чёрный с белым кончиком. Если будет хороший мех – надо оставить, конечно. Девки-то за меха чем только не платят, а у нашей Гретхен мех свой, родной. Может, какому-нибудь большому господину в городе понравится… Нет, оставим пока, торопиться не будем.

А вообще я о дочке позаботилась. Из бабушкиных тряпок нашила ей всякого разного. Да с расчётом: там всё подвёрнуто, как будет расти – распустим, вставим что надо. Вот только с головным убором сложно. У неё же ушки на макушке, наденешь ей чего на головку – слышать не будет. Хотя можно прорези сделать. Вот в моей старой шапочке точно можно. Я её уже не ношу, для замужней женщины – слишком ярко. А дочке подойдёт. Красная шапочка, чёрный хвостик, и вот эта белая отметина – а что, неплохо будет смотреться…

«Баю-бай, поскорее засыпай! Пришёл серенький волчок, облизнул тебе бочок…»

Вот это он умеет – лизаться. Этим-то и берёт, греховодник! Язык у него длинный, гибкий. Ох, что он им  вытворяет! И сказать-то срамно. А все бабы откуда-то знают. Бесстыдницы! Особенно в этом Нойшвайншайзе. Только и мысли у этих вертихвосток, что об этих делах... Ох, когда-нибудь я моему ненаглядному хвост выдерну за все его проделки!

А ведь он, небось, и бабушке… это самое… языком… тьфу!

Сколько уже времени прошло, а у меня до сих пор болит. Говорю же, как узнала, чуть на месте не померла. Хорошо хоть, к маме кинулась, рассказала ей всё. Мама надоумила. Она свою свекровь всю жизнь терпеть не могла. Пока жив был Ганс, та ей всячески помыкала. Мама голову не разгибала, всё работала, а свекруха жила себе в удовольствие. Ну конечно, так можно сохранить внешность, раз ты только ей и занимаешься. Ей уже за сорок было, старая совсем, а туда же! Белилась, румянилась! Таскалась! И ладно бы просто таскалась. Соблазнить мужа внучки! Это же чёрт знает что! Такого даже Марта, та ещё дрянь, себе бы не позволила. А позор-то какой, ежели кто узнает!

Ну мы с мамой посидели, поплакали, да и решили, что нельзя такое терпеть. Мама взяла грех на душу. Испекла пирожки, с грибочками. Грибочки они разные бывают. А для верности всыпала туда ещё и стекла толчёного. Чтоб уж наверняка.

Как сейчас помню, пришла я с этими пирожками, а они там лежат. Вместе на кроваточке! Наш папенька дорогой – и эта обезьяна! Вместе! А муж-то мой - в ейном чепчике! И в чулочках! А она, значит, его... нет, не могу, не могу, не могу про это. Говорю же, чуть не умерла.

Ну, я же всё-таки баба неглупая. Взяла себя в руки. Сделала вид, что у меня глаза болят, ничего не вижу. Глаза у меня тогда и впрямь болели: ночами плакала, под утро ничего не видела, нитку в иголку вдеть не могла, перед глазами всё плыло. Муж тогда беспокоился, искал в лесу какие-то травы. А я сижу и про себя думаю – ах ты волк позорный, что же ты творишь! У тебя молодая жена,  горячая как печка, хоть бы раз тебе отказала, кроме женского времени! А ты, значит, со старухой беса тешишь, да ещё таким способом! Честно сказать –   подумала даже  теми пирожками и муженька угостить. Не угостила, конечно. Куда уж? Дочка у нас с ним, хозяйство. И люблю я его. Да и кто меня после него возьмёт? И ведь он же не виноватый, что его так воспитали. У них там в лесу такое в порядке вещей, он мне сам рассказывал. А вот бабушка в Бранденбурге жила. Там, небось, и набралась всех этих гадостей! Старая перечница!

Ох, как вспомню… Иду по комнате, тычусь в разные предметы, вроде как прослепла слегка. И говорю, как идиотка – «бабушка, почему у тебя такие большие глаза?» А ему вроде как стыдно, морду в сторону отводит… Рррррр!..

«Баю-бай… бай… бай».

Уфф, наконец-то замолчала. Папенька её тихонечко кладёт в люльку, а сам тихонечко укладывается на полу. Вот умеет он бесшумно двигаться! Я бы так никогда не смогла. Иногда даже завидую.

Ну, он всё-таки волк.



ДОВЕСОК:



  • 1
Мне всегда казалось, что разного рода взаимоотношения с волками это куда более французская тема, чем немецкая. То есть, французский сеттинг читался бы более органично и скорее всего был бы одобрен и коренными носителями культуры (применительно к немцам такой уверенности нет).

Где острее осуждали и жгли за сношения с животными, там видимо и был эпицентр (вообще ликантропос античная штука вроде, совсем древняя). Но между тем, - "The name vurdalak (вурдалак) for the Slavic vampire ("ghoul, revenant") is a corruption due to Alexander Pushkin, which was later widely spread by A.K. Tolstoy in his novella The Family of the Vourdalak (composed in French, but first published in Russian translation in 1884)", - два знаменитых франкофонных ёбыря обращаются к этой теме, что-то в этом есть.

Ну вот скажем французские уланы традиционно покрывали своих лошадей волчьими шкурами. Вполне возможно им нравилось думать что скачут они именно на волках. :-)

Или взять того же "живоданского зверя" который много лет тешил французских домохозяек.

Уланы это прирученные степняки, вроде козаченькив, так и понятно, что волковбивци хвастали своими подвигами и трофеи нацепляли (ну и для тепла, чего уж).
Жеводанский зверь убивал в основном детей и женщин - и тут понятно преувеличение, из взрослых людей, устраивавших облавы на волков, никто его особо не видел. Просто их действительно было много, а юго-запад Франции все же и до сих пор диковат, уайлдлайф парки сплошные, т.ч. опять же неудивительно. Ландшафт.

Прончик - годный.

"Газированная проза". В нос шибает, а смысла нет; просто вода. Сейчас такой прозы много. Научились газировку делать - для детей. Все, кому не лень. А молока не сыщешь. Это ж корову пасти-доить надобно. Труд. Образ жизни. Подъём в пять утра. А тут - баллончик засунул, и пшик, и весело, вроде бы. Куда проще, что уж.

Почему, сплетение всяческих уютных оборотов - это уже много. Литература, как сон, создает "сказочное настроение", в котором включаются аллюзии и происходит какая-то внутренняя странная жизнь.
А Петя и Волк тоже, выходит, газировка? Если не накручивать, ССП действительно просто ведь сказку написал.

Вы нашли здесь уют и сказочное настроение?

Задачи "шибать в нос", которую я вижу здесь, у Прокофьева не было - насколько я знаю. Соответственно, он и не "газировал" свой опус.

"Странная внутренняя жизнь" - едва ли. Очень уж всё просто и ясно. Не остаётся места для внутренней жизни читателя.

Кмк.

Ну, у меня музыкальное воображение и сглаженные реакции на сексуальные сцены. По-настоящему "шибает" скорее чистой бытовой эротикой (оголившееся плечо в ямках и т.п.). Там действительно очень все уютно описано, как в настоящей немецкой сказке "без редактуры".
А ведь он был весьма газирован для нежных ушек современников. Представьте такую "тему Волка" ребеночку послушать, когда взрослые от безобидного джаза плакали.
У Крылова да, все предельно ясно (хаха), у того, кто читает - по-разному.

Хорошо. Пусть будет "сладкая газировка".

У Костика? Ну, так, умееет, но вообще-то...

Это именно задача, музыкальная, шибануть в нос так по-боксерски. И он это делает, даже подготовленным, тескеть, людям, достается. Гений не гений, но умеет, тескеть.
Что, не получали в нос от Сергей Сергеича?

А, ну это я про себя, и мои там опыты со сказками. Мне удалось сохранить сказочное ощущение от книги. Вот. А там у разных там не знаю как бывает даже.

Можно сказать, что шампанское "шибает в нос", хотя , наверное, это не главная его функция.

Но сабж это не шампанское, а газировка. Кроме воды и пузырьков там ничего нет.

Edited at 2018-08-20 10:13 am (UTC)

> просит полдуката. Полдуката!

упс. должны быть талеры или марки или абстрактные "серебрянные".
впрочем, я не спец в легендарных монетных системах.
но точно не дукаты.

> А муж-то мой - в ейном чепчике! И в чулочках! А она, значит,
> его... нет, не могу, не могу, не могу про это.

опять строгая госпожа жестоко отдоминировала кого-то там.

кстати, в ранней прозе Харитонова БДСМ не было.
что происходит c автором ?

Re: заклепки

Талер - такой серебряный рубль, марка - единица веса, типа десяти рублей.
Дукат - официальная золотая монета С.Р.И., от dux, типа "герцогин", чеканили по всей Европе. Только в 1871 в Германской империи марка вводится как ден. единица взамен прежней - но времена-то сказочные, "про ту еще анперию".
Т.е. по нынешним ценам за хвост просилось 4800 рублей, при этом золота было значительно меньше, не забываем, и доставалось оно, скажем так, горше.

возражения дилетанта.

1) а где в СРИГН золотодобыча ? серебрянных рудников было полно.

2) запрашивать с нищебродов золото бесполезно, и золота не получить и озлобятся. уважаемый доктор совсем оторвался от народа ? или выставил запретительную цену, чтобы отстали ?

ps: "Талер - такой серебряный рубль" - с точностью до наоборот.

Re: возражения дилетанта.

А зачем тут золото местное? Оно же привозное, именно так деньги и появляются, ку-ку. Серебро это "не деньги".

Не знаю какой доктор имеется в виду, "доктор лиза", "доктор курпатов", понятия не имею.

Поясните, имея в виду, что серебро - "это так, детишкам".

Re: возражения дилетанта.

> А зачем тут золото местное? Оно же привозное

поэтому им будут пользоваться в расчетах между собой только аристократы и приравненные к ним барыги (*)

> Серебро это "не деньги".

не понял. традиционная средневековая легенда такова - местные феодалы из крутых чеканят из местных драг.металлов (для СРИГН это серебро) деньги и выпускают их в обращение, кто отказывается их принимать - получит в табло.

> какой доктор имеется в виду,

которому хотели заказать операцию по удалению хвоста у дочки. см ОП-пост.

> Поясните, имея в виду, что серебро - "это так, детишкам".

не понял. см. выше (*).

Re: возражения дилетанта.

1. Не имеет значения. Это и есть деньги - те, кто ими пользуются.

2. Серебро это не деньги, оно не производит впечатления, как металл. Что вы тут не поняли?

3. Хвост хвОсту рознь. Это вообще не стоит ничего (если честно).

Re: заклепки

Мне нужно было логично обосновать волка в бабушкином чепчике без устранения бабушки. Ваши варианты?

Edited at 2018-08-09 01:16 am (UTC)

легко вообще:

1) уши замерзли, чепчик отобрал и одел.

2) перечитать неадаптированный перевод бр.Гримм или даже оригинальный текст. возможно, никакого чепчика и не было (а был скажем ночной колпак).

Re: заклепки

Усложняете. Нет там криптосмыслов никаких.

Обращался к Вам в ФБ, но безрезультатно - попробую здесь.

Была у Вас запись - еще в ЖЖ - про англичан; смысл в том, что сначала оружие, потом его на стену, а потом (у сынка) Оксфорд; а оружие и снять можно, если что.

Не сохранилось ли ссылки?

Ох. Не помню. Но можно поискать поиском на https://krylov.cc - если помнить несколько ключевых слов.

  • 1