Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Десять "самых-самых" русских поэтических строк 2

Продолжение. Начало здесь.

4. Самая хрестоматийная русская поэтическая строка, "визитная карточка" русской поэзии:
Я помню чудное мгновенье

Здесь, конечно, совпало очень и очень многое. Начиная со слов "я помню" (что автоматически делает данную строчку особенно запоминаемой). Но вообще-то "хрестоматийность" и строчки, и стиха заслуживает отдельного комментария - увы, обрывочного, так как времени мало.

Сначала - разметка операционного поля. "Хрестоматийным" является, собственно, первое четверостишие довольно длинного стихотворения, названия которого ("К К* * *") тоже, как правило, помнят плохо (зато все знают, что стихотворение посвящено Анне Петровне Керн, которую Пушкин "с Божьей помощью выебал" и т.п.) Из "дальнейшего стиха" в памяти большинства остаются только обрывки. Зато первые четыре строчки сидят крепко. Ими и займёмся.

Теперь - ассоциации. Собственно говоря, "Я помню чудное мгновенье" - это довольно точная инверсия гётевского - тоже хрестоматийного - "остановись мгновенье, ты прекрасно": единственный доступный нам способ остановить и удержать то, что удержать нельзя. Дальше встаёт во весь рост мимолётное виденье немецкой валькирии дас эвиг-вайблихи, она же прекр. дама: её-то нам, собственно, и предлагают (немецкая фамилия Керн здесь очень к месту). Тем не менее, немецкую тему здесь лучше пока оставить (туда канули символисты, а нам туда не надо). Посмотрим лучше на гений чистой красоты, и проведём идентификацию оного.

Представьте себе, что пушкинские стихи должны послужить подписью под картиной. Выбирать можно только из "самого известного" - типа из "первой сотни мировых полотен". Ясно, что это женский портрет. По небольшому размышлению становится понятно, что русский читатель отнёс бы пушкинские стихи к самой великой картине Запада, то есть к "Моне Лизе". Есть ещё несколько претенденток, но "Вяликое Творение Гения Леонардо" здесь "точно на месте". Собственно, стих и картина описывают один и тот же объект.

Тут кстати придётся Гершензон с его "Мудростью Пушкина", где он рассуждает о "неисцелимой неполноте" одних пушкинских героев, и "самонаполненности" других. При этом вторая никак не может наполнить первую, эманации не происходит. "Гений чистой красоты" хоть и сияет, но не греет. Это не солнце, а зеркало.

Тема зеркала возникает в обоих случаях. Относительно "Моны Лизы" гуляет легенда, что это такой трансвеститский автопортрет самого Леонардо. Что до "гения чистой красоты", то это определение настойчиво применяли и применяют к самому Пушкину (русский мужской род слова "гений", с соответствующим переносом значения оказывается очень кстати: Пушкин у нас гений, и гений понятно чего, не математики же, ага? - ну вот). С зеркальностью связан и трансвестизм: мужское и женское здесь именно что "отражаются" друг в друге. И, разумеется, возникает ощущение "бесконечной перспективы" - хотя вся бесконечность на самом-то умещается между стекляшками.

Для оккультистов: это "неэманирующее Единое", Гера, Девятка.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments