Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Четыре великих литературных образа crazy

Отчасти к предыдущему.

Намеренно не употребляю слово "сумасшедший" как более узкое. Тут желательно максимально широкое понимание: "странный", "неправильный". Ну и как вариант - "псих ненормальный".

А). Креза как определяющий фактор поведения.

a. Дон-Кихот. Самый знаменитый сумасшедший мировой литературы.
Сумасшествие Дон-Кихота в том, что он "неправильно видит мир", принимает мельницы за замки людоедов. Интересно, что причиной сумасшествия стала литература: "начитался романов", после чего начал путать романную действительность с реальностью.

b. Барон Мюнхгаузен. Вполне нормальное мировосприятие: мир, который он описывает, довольно-таки похож на наш, в нём нет людоедских замков и есть мельницы. Проблема в действиях: барон в своих фантазиях предполагает, что цели можно достичь "весьма нетривиальными" путями. То есть он не путает болото с колдовской поляной фей (как это сделал бы Дон Кихот), но полагает, что из него можно вытащить себя за волосы (чего Дон Кихот ни в жисть бы не предположил: из болота он выбирался бы именно как из болота). При этом понятно, что Мюнхгаузен не действует, а только "рассказывает о себе истории". То есть тоже путает жизнь и литературу, но обратным, нежели Дон Кихот, образом: он полагает, что литература вполне заменяет жизнь.

Б). Креза как средство.

a. Гамлет, принц Датский. Тут всё понятно: симуляция безумия для достижения вполне практической цели. Отношение к литературе - абсолютно утилитарное: сочинённая и разыгранная пьеса нужна для того, чтобы "посмотреть на реакцию зала" и кое-что выяснить. Всё рационально.

b. Бравый солдат Швейк. Очень любопытный вариант, обратный Дон Кихоту: человек принимает ненормальную реальность* за норму. То есть, если Дон Кихот видит в мельнице замок людоеда, то Швейк, вдруг встретившись с замком людоеда, вполне мог бы принять его за мельницу. А убедившись, что это всё-таки не мельница, не стал бы сильно удивляться, а просто принял бы к сведению, что есть ещё и такая фигня. Всё, что его интересует - это "обычные вещи": поесть, поспать, не получить нагоняй от начальства. Если же всё становится "совсем плохо", он начинает, подобно Мюнхгаузену, рассказывать всякие истории - про "нормальную жизнь" (тематика - говно, собаки, секс с толстой бабой на грязном ковре с прилипшими окурками, и т.п.) Интересно, что это именно стратегия: Швейк держит себя в этом состоянии ума, потому что это - в данной ситуации - помогает выжить.

)(

_________
* WW1 была тяжелейшим шоком для европейцев: такого никто не ожидал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments