Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

"Если завтра война"

Время от времени, читая ЖЖ, натыкаешься на фразы типа: "...а если господин Х захочет реализовать свои политические амбиции, я возьму дрын потяжелее и урою господина Х со товарищи. Ничего личного, такая социальная гигиена. Я за свои святые убеждения ужо постою. Я такой. А этот Х - сопля, только языком болтать горазд."

Оставим в стороне тот факт, что половина пишущих подобное физически некондиционны, и от этого прискорбного обстоятельства испытывают чрезмерно уважительные чувства по отношению к физическому насилию вообще. Пусть их. Потому как оставшаяся половина состоит из вполне себе крепких мужичков, которым даже и случалось кого-то побить, а то и пострелять, в том числе и в двуногих. (Впрочем, в последнем случае люди куда сдержаннее на язык, ибо кое-что понимают.)

Тут забавно другое: представление о "сопле", которая-де, безопасна. "Такой мальчик, ну что он может в случае чего. Вот мы, крутые, мы в случае чего его поймаем и надаём ата-та."

А вот это, господа, большое заблуждение.

Почему так.

Уже очень давно обычная обезьянья самцовская иерархия - рост, объём мускулатуры, твёрдость взгляда, подмышечная вонь и проч. - в человеческом обществе значима только в мирное время. Когда менты - сила, большинство населения безоружно, и никто никого не собирается массово убивать*. Тогда да, тогда гориллообразные ребята с твёрдыми репами держат масть, потому как могут настучать по тыкве слабакам.

Но, вообще-то, это довольно искусственная ситуация. Понятно же, что махач на чистых руках, без говна - это чистой воды ритуал, игра (пусть даже и с кровушкой). С обычным говном, в общем, тоже игра: серьёзные дела начинаются с применением стволов.

Всё меняется во время войны, особенно - современной войны**.

Меняется, прежде всего, тип бойца.

Тут важны два обстоятельства. Первое: с появлением лёгкого автоматического оружия физическая сила как таковая, равно как и большая часть "боевых искусств", перестаёт быть актуальной. Всякие стрелковые и снайперские умения тоже не слишком актуальны - скорее, важна способность первым нажимать на крючок и палить от живота во всё, что шевелится. Ещё важнее умение быстро съёбывать. Огромное значение приобретает выносливость, умение довольствоваться малым (в частности, жрать мало, а также жрать помои), способность кое-как существовать в грязи, вони, холоде, и проч. Боец должен быть мобильным, лёгким, уметь пролезать в любую дырку, не задумываясь нажимать на курок и быстро убегать в случае чего. Ещё он должен уметь сливаться с фоном. Желательно, чтобы он при случае мог косить за "мирного" (и безобидного): чуть что - ствол в канаву, сопли наружу. Это не очень помогает "в общем случае", но иногда спасает шкурку.

Второе: решающее значение приобретает дисциплина. То есть - способность и умение подчиняться командиру, причём не вякая и не рассуждая. Поэтому он не должен "умствовать": туповатость желательна. "Пусть клей нюхают", ага.

А в задачи командира (полевого) входит не столько демонстрировать примеры воинской доблести (это никому не нужно), и какие-то "военные таланты", а прежде всего умение держать своих людей. Его решения могут быть неоптимальными и даже глупыми - но они должны восприниматься остальными как правильные, авторитетные и т.п. (Здесь очень помогают услуги пропагандистов и агитаторов - но об этом ниже).

Что же вырисовывается? Идеальный тип героя современной войны - это хиловатый, подловатый, в чём-то очень ублюдочный подросток или ребёнок с автоматом и ножиком "на случай". Довольно инфантильный, очень жестокий. Этакий Гаврош, который "кого скажут - того и коцнет". Он может быть физически сильным или физически слабым, но желательно, чтобы он ощущал себя слабым: это обостряет чувство опасности, заставляет жаться к своей стае, и провоцирует "стрелять первым" в любом случае. (Из особенно талантливых Гаврошей, впрочем, получаются Гайдары - или, наоборот, "Бараевы".)

Вообще, войны будущего будут вестись детьми и молоденькими девушками. Что уже и началось (ср. Бирму и прочие такие места).

Теперь отдельно о "болтающих языком". В специфической ситуации гражданской войны огромное значение приобретает агитация и пропаганда. Те же большевики были сильны подготовленными заранее кадрами агитаторов, которых белые считали вреднейшими существами, куда более вредными, нежели простые красные бойцы (и даже красные командиры) - и расправлялись с ними "известно как". И весьма справедливо: именно агитаторы, умеющие "ладить с массой", обеспечили четыре пятых успеха на начальном этапе - и половину успеха в войне. В дальнейшем спрос на живую агитацию не уменьшился, несмотря на всякие "радио-телевидение", поскольку тут важна интерактивность.

Тип агитатора тоже хорошо описан в литературе. Это, как правило, истерик - но умеющий управлять своей истерикой, в частности заводить ей толпу. Некоторое образование в делах пропагандистских отнюдь не помешает, но личностный тип играет бОльшую роль. Зато не играет особой роли происхождение и проч.: когда идёт "гражданка", национальное-социальное не то чтобы не воспринимаются, но перемешиваются. В истории российской "гражданки" были случаи, когда не то что евреи, но даже венгры, чехи, и чёрт знает кто ещё выступали как очень убедительные агитаторы. (Кстати, Гашек тоже слегка отметился на этом поприще.)

Общий вывод. Если с одной стороны будут толстомясые качкообразные (и при том "такие культурные") дяди, а с другой - банда озверевшей мелкоты и несколько трепачей, умеющих молоть языком, я отнюдь не уверен, что верх возьмут первые... И даже скорее уверен в обратном.

Если, конечно, толстомясые вовремя не спохватятся и не "проделают то же".

_________________
* Бандюганско-"спортсменский" стиль девяностых, кстати (когда у гориллообразных оказались ещё и стволы) восторжествовал именно потому, что большинство населения хотело любой ценой сохранить мирную жизнь - то есть чтобы обошлось без гражданской войны и прочих ужасов "в дополнение к прочему".
** Довесок: я не рассматриваю случаи подавляющего технического и пропагандистского перевеса одной из сторон. Так, войны Америки с "прочим миром" вообще не являются войнами - это "уничтожение противника техническими средствами", типа как "тараканов попрыскать".
Когда с одной стороны - люди, а с другой - просто "бомбы падают" (или там "лазеры с неба всех сжигают") - это иная ситуация, нежели война. Война предполагает участие людей с двух сторон, и сравнимость техники (пусть даже "луки против мушкетов", хотя бы).

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments