Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Советский Тот Свет: часть 1

Некоторые процессы, начавшиеся при советской власти, были ею же и остановлены. Не убиты (некоторые вещи убить нельзя, более того - нежелательно, и даже туповатая "совчина" это чувствовала), а именно остановлены (по разным причинам).

При этом сейчас, в наше время, очень многое советское - не только по месту рождения, но и по духу - сейчас оживает, точнее - доживает.

Это, в частности, случилось с таким явлением, как советская эзотерика.

Рассматривать это явление целиком - долго и сложно, так что оставим это до другого раза. Пока возьмёмся за мелкую, частную задачу: исследование советских представлений о посмертном существовании. При этом постараемся ограничиться минимумом примеров, ибо нефиг.

1.

"Задающим текстом" для понимания специфики советского посмертия является стихотворение Маяковского "Товарищу Нетте, пароходу и человеку". Задающим - поскольку оно вошло в хрестоматии и является едва ли не единственным официально допущенным высказыванием власти (а стихи Маяковского, по крайней мере некоторые, приобрели именно такой статус) на эту волнующую тему.

Напомним главное:
Я недаром вздрогнул.
                    Не загробный вздор.
В порт,
       горящий,
               как расплавленное лето,
разворачивался
              и входил
                      товарищ "Теодор
Нетте".
Это - он.
         Я узнаю его.
В блюдечках - очках спасательных кругов.
- Здравствуй, Нетте!
                    Как я рад, что ты живой
дымной жизнью труб,
                   канатов
                          и крюков.
Подойди сюда!
             Тебе не мелко?
От Батума,
          чай, котлами покипел...
Помнишь, Нетте,- 
                в бытность человеком
ты пивал чаи
            со мною в дипкупе?
...

В наших жилах - 
               кровь, а не водица.
Мы идем
       сквозь револьверный лай,
чтобы,
      умирая,
             воплотиться
в пароходы,
           в строчки
                    и в другие долгие дела.


Собственно, эта формулировка - "долгие дела" - всё и объясняет. Бога нет и материя первична - а, значит, посмертное существование советских людей обеспечивается материальными объектами и процессами, происходящими в материальном мире.

Иерархию этих объектов и процессов легко восстановить. Главным орудием бессмертия являются именно объекты, материальные тела. Наречение этих материальных тел именами покойников (если, конечно, это делается правильным образом) обеспечивает их, покойников, загробное существование.

Разумеется, это приводит к тому, что посмертие становится доступным не для всех, а только для начальства и приравненных к нему лиц. Оригинального в этом ничего нет: в Египте имели место быть схожие порядки. Советский случай можно в этом отношении рассматривать как выплеск архаики. Но именно этим он и ценен: изучая его, можно понять некоторые важные мистические закономерности, понимание которых в иных культурах почти утрачено.

Разберём это подробнее.

Вышепоминавшийся Теодор Нетте, советский дипкурьер, был функционером средней руки. Советская власть, однако, нуждалась в свежих героях, так что Нетте предоставили вполне приличное посмертие, обеспеченное железной тушей парахода. Но более крутые советские люди получали в своё распоряжение плоть заводов, улиц, населённых пунктов. Особенно привлекательны в этом смысле были города. Начиная от какого-нибудь затрапезного райцентра, названного в честь местного начальника губчека, и кончая главным некрополем Союза - городом Ленинградом.

Последнее, кстати, проясняет очень многое в двусмысленном советском статусе "города на Неве". Если сам перенос столицы в Москву был вынужденной и временной мерой, то после переименования СПб в "Ленинград" обратной дороги не было. Город получил другую работу: быть телом Вождя Революции, его истинным некрополем.

Впрочем, бессмертие Ленина было гарантировано ещё двумя факторами. Во-первых, сохранением его собственного тела в Мавзолее. И, во-вторых, объектом-процессом, именуемым Партией. То, что Партия была телом Ленина*, ясно утверждает всё тот же Маяковский: "мы говорим "Ленин" - подразумеваем "партия" et vice versa. Впрочем, эпитет "ленинская" входил во все официальные дефиниции КПСС.

Таким образом, можно говорить о "Трикайе", трёх телах Ленина: Мумии, Городе и Партии.

Четвёртым фактором поддержания бессмертия Ленина были его памятники, бюсты и прочие изображения, покрывавшие страну сплошной сетью.

Прочие советские бонзы, не доросшие до Трикайи, обеспечивали своё посмертие схожими способами. Например, хорошим вариантом было захоронение в кремлёвской стене, город или городишко, и какая-нибудь организация, названная его именем. Таким образом, ленинская Трикайя копировалась: аналогом Собственного Тела была могилка в стене и бюстики на родине, аналогом Главного Города был какой-нибудь свежепереименованный Волчьехренск или московская улица, аналогом же Главной Организации страны могла оказаться школа, пожарная команда или любое "общество имени такого-то"**.

__________________
* Как Церковь является телом Христовым.
** Думаю, аналогия с известным высказыванием насчёт "посадить дерево, построить дом и родить сына" вполне прозрачна. Речь идёт о той же, по сути, триаде - имеющей, несомненно, очень древнее происхождение.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments