Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

К социологии ароматов

Обмен мнениями:
r_l: шовинизм воняет любой, это его определение включает.
aculeata: Шовинизм -- это когда воротят нос. Сморщенный нос, в свою очередь, не располагает; это почти цепная реакция. А с другой стороны, вонять-вообще может что угодно...

Демшиза вообще очень любит слова "вонючий", "воняет" и проч. Интересно, что в патриотической среде это как-то не привилось. Ну не скажешь "вонючий Чубайс", даже "вонючий либерализм" не скажешь. Кровавый, кошмарный, гнусный - но никак не "вонючий"[*].

Объясняется это, судя по всему, генезисом. Само использование слова "вонючий" восходит к псевдоаристократическому "пфуй, смерд", к концепту "вонючего мужика". Либерал-демшизоид, стоящий в позе "барина", точнее - "аристократа-завоевателя", поводит носом - "воняет". "Вонь" - характерный признак "низшего", доминируемого. "Это его определение включает".

Интересно, что при этом считается "вонью". В принципе, для "барина" "вонь" - это любой чужой запах. Он противен именно тем, что он чужой. Но, конечно, желательно, чтобы он и в самом деле был "общечеловечески отвратителен". Раба можно специально кормить луком и обряжать в прокисшие овчины, чтобы "подчеркнуть его положение".

Соответственно, привелегия воротить нос есть, некоторым образом, первопривелегия, "знак положения". Раб же обязан нюхать господина, хочет он того или нет.

Тут возникает новый поворот: запах как привелегия. Господин царственно воняет: он имеет на это право. Господин может вонять (в прямом смысле слова) как ему вздумается: это его запах. От позиции господства неотделимо право рыгать в лицо, громко портить воздух и так далее.

Ровно так же следует понимать и так называемое "хамство". Есть хамство хама: грубая речь, пересыпанная бранью и хорошо сочетающаяся со всё той же вонью изо рта. И есть барское хамство, хамство господина, "царственная вонь".

Интересно, что эти специфические привелегии поддаются делегированию. Господину не всегда удобно вонять самому: например, находясь в обществе других господ, всё это может быть воспринято неадекватно. Поэтому появляется фигура шута - человека, "воняющего за господина", "хамящего за господина". Известно, что древнейшая функция шута на пиру - оскорблять гостей. При этом, что особенно удобно, зарвавшегося (или попросто ошибшегося) шута можно и наказать, и выпороть, и даже убить: сам же господин остаётся чист (тоже характерное слово: "чистота" как "невиновность", но это уже отдельная тема).



[*] Это касается даже такого повышенно "запахового" дискурса, как антисемитский. Faetor iudaicus всегда был важной темой для антисемитов, начиная с античности (см. замечательную книгу Лурье). Сейчас это обвинение перестало быть актуальным, и дело тут отнюдь не в успехах гигиены.

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments