Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Избранные места из переписки друзей

К этому, но не только. Ибо дискуссия типовая, "не в первый раз и не в последний", так что.

Лучше всего в подобных диалогах - эта бессмертная интонация Неуловимого Джо:

- Я считаю, что вступать в дискуссию с Х. - западло.
- Вы правы, но не совсем. Я считаю, что обращать какое-либо внимание на Х. - это уже западло.
- Да-да-да, вы совершенно правы. Кстати, кто такой Х.?
- Пять баллов, адназначна!
- Вы его совершенно уничтожили, монсеньор.
- Кого? Я наступил каблуком на какую-то вошь? Поверьте, я не буддист, и не обращаю внимания на насекомых, которых давлю.
- Но некоторые насекомые кусаются, и надо бы потратить полчаса времени, чтобы извести их каким-нибудь дустом. Жаль, времени нет: я занятой человек, у меня работа.
- Не столько кусаются, сколько воняют. Противно по-человечески.
- Просто надо ставить некоторых буратинок на место.
- Да-да-да. Тень, знай своё место!
- Аплодисменты!
- А я считаю, что он просто дурак.
- Хорошо вдарили! Со всей силы! От этого он никогда не отмоется!
- От чего может отмыться говна кусок ? От волоса с жопы налипшего? Не смешите мои тапочки.
- Ха-ха-ха! Уф, насмешили! Нельзя же так. Я на работе.
- Профессор зажигает, как всегда. Читаю и ржу, как маленькая.
- Особенно про тапочки.
- Пять баллов, адназначна!
- А по-моему, грешно смеяться над убогонькими дурачками, выдумавшими себе какие-то идеальцы, и кутающиеся в них, как в ссаные тряпки.
- Да какие у них идеалы! Это всё за деньги. За де-неж-ку, понимаете?
- Блядь. Не верю.
- Я точно знаю: они все такие. Весь этот ор и вопль - всё проплачено. Только не заплачено, потому что мудакам и уродам не платят. Вот они и злятся.
- Просто ему ни разу не били морду. Брезговали. А надо бы...
- Я бы назвал Х. мудозвоном. Но он даже не мудозвон, потому что звенеть ему нечем.
- Пять баллов, адназначна!
- Да всё просто. Они просто не умеют работать. Вообще ничего не умеют делать, уроды. А вы знаете, как сказал Губерман: кто может - делает, кто не может - учит. Только мне учителей не надо. У меня своя голова на плечах.
- Пять баллов, однозначно!
- Они работать вообще не умеют. Они даже не знают, что это такое - работать. Крутиться там, вертеться. Пиздеть только горазды.
- Хватит об этом. Х. не достоин нашего внимания.
- Я сейчас выкину из френдов всех, кто напишет что-нибудь об Х. Извините, ребята, ничего лишнего, просто надоело. Остоебало, если вам что-нибудь говорит это слово.
- Просто я считаю, что приличные люди не обязаны обонять ароматы ссаных тряпок. Даайте закончим эту дискуссию, Х. того не стоит.
- Пять баллов, адназначна!
- Как замечательнно высказася Михаил Афанасьевич, "никогда не читайте перед завтраком советских газет". А если нет других, никаких не читайте. Х. - это та же советская газета.
- Я бы смело уподобил Х. заезженной пластинке.
- Вы как хотите, а вот меня лично очень заботит это агрессивное убожество, которое лезет повсюду со своим агрессивным убожеством, даже не видя, не ощущая своей агрессивной убогости. Я считаю, что это проблема. Сначала они будут говорить, а потом другие будут делать.
- Х. замочат первым. Он же хиляк.
- Мне, простите, насрать, когда замочат Х. Мне не насрать, когда придут за моими детьми, потому что они маленькие, или потому что у них чёрные глаза, а этим уродам нужны голубые глазёнки. А вот за это самое я возьму автомат и буду убивать всех. Я такой. Ничего личного. Просто пристрелю. Потому что для меня мои дети - это главное. А так я открыт к любым дискуссиям. Только сначала я должен быть уверен, что к моим детям не придут. И если у меня такой уверенности не будет хотя бы на один процент - всё.
- Пять баллов, адназначна!
- А я бы кожу снимал за такое. Даже за одни призывы убивать детей с чёрными глазами.
- А где у Х. были призывы?
- Не надо строить из себя дурака. Сначала они призывают к одному, потом к другому. Гитлер тоже начинал как художник. Это всё хуйня. Надо смотреть в корень и выжигать эту заразу калёной метлой. Как мой дед в сорок первом, под Берлином.
- Если Х. ещё что-нибудь скажет про моего деда, поеду и жопу ему порву на фашистский знак.
- Он просто говно. Тряпка. Паскудыш комсомольский, убогонький. Достаточно хорошенько цыкнуть, только почему-то никто этого не делает. Боятся, наверное, задеть нежную страдающую душу. А то что от этой души воняет, как от камамбера в жаркую погоду, это типа насрать. Мы тут типа культурные. Вместо того, чтобы собраться и отпетрушить урода. Во имя мира и красоты.
- Ему это было бы на пользу.
- Да просто внимания обращать не следует.
- А вот меня берёт жуть. Это какой-то параллельный мир. Я их читаю, и никак не могу понять - то ли у меня глюки такие, то ли эти там совсем выродились. Хорошо, что я оттуда уехала. Родители увезли в трёхлетнем возрасте. Я читаю Х. как лекарство от ностальгии.
- И часто читаете?
- Раз в год. Как прочту два слова - так всё, как отрезало. Неужели там все такие ублюдки?
- Вы несправедливы. Здесь осталось несколько приличных людей.
- Ну я же не про тебя! Чмоки-чмоки! Когда будешь у нас, заходи пожалуйста, я сто лет тебя не видела!
- Спасибо, но у меня работа. Верчусь-кручусь. По бутикам пройтись некогда.
- Здесь невозможно купить хорошую вещь. Кстати, из-за таких, как Х.
- Х. просто дурак. Ему бы соску и погремушку.
- Лучше аминазинчику.
- А я больше всего боюсь людей, о которых Галич спел, помните? "Он знает, как надо!" От таких людей всё: фашизм, коммунизм, религия всякая, говно, короче, всё от них. Их надо стерилизовать во младенчестве.
- Я считаю, что самое страшное - это фанатизм. Глаза, из которых слюни, и уверенность в собственной непогрешимости. Но откуда взяться терпимости в этой стране? Это наша беда, наше проклятие. Нетерпимость. Когда попы на "мерседесах", и единственно правый человек в Кремле, который всё решает без нас. Я не чувствую себе гражданином этой страны.
- Тут нет граждан. Тут есть заключённые. А вся страна - одна зона.
- Пять баллов, адназначна!
- Я вам популярно объясняю как психиатОр. Не надо никаких сложностей. Всё очень просто и биологично. Просто у подростка Х. обычные подростковые проблемы с бабами. Шерше, так сказать, ля фам.
- Да ему просто никто не даёт, вот и всё.
- Пусть тогда сидит и дрочит, извините за выражение, а не суётся прыщавой мордой.
- Паршивой мордой.
- Официально объявляю. Если этот бессмысленный трындёж про урода, идиота и подонка Х. не прекратится, я закрою свой ЖЖ. Извините, ничего лишнего. Тошно.
- Опять? Не надо, ну я прошу-у-у... Хныыы.
- Оставайтесь с нами! Почему мы должны страдать без Вашего общества из-за какого-то урода?
- А Х. мне жаль. По-христиански так; он жалости достоин. Был острый человек... учился в 57-й...
- Он в папеньку пошёл, в комиссара. Климова читайте. Папаша с ума сходил восемь раз.
- Пьёт, наверное. Они все квасят не по летам.
- Шампанское стаканами тянул.
- Бутылками-с, и пребольшими.
- Нет-с, бочками сороковыми.
- Ну вот! великая беда, что выпьет лишнее мужчина! Я, например, люблю вискарь.
- Он не пьёт.
- Псих, точно.
- Знаете что? Что-то мне кажется, что в этом треде он не появится...
- Зассыт, змеюка. За базар придётся отвечать.
- Пять баллов, адназначна!

) надоело продолжать (
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments