Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Мёртвая Смерть: "гм, любопытно"

Утренний сон - подробный и логичный, а главное - совершенно не стирающийся из головы.

Записываю по горячим следам - в основном для того, чтобы "не навыдумывать лишнего": фантазия начинает достраивать логические связки, заполнять дырки и проч. - а потом в памяти отложится, что "всё так и было".

По той же причине срезаю часть повествования, уже подтухшую в плане "бессознательной дорисовки".


Наша контора снимает помещение на третьем этаже какого-то здания, сильно напоминающего школьное. Хотя, конечно, это точно не школа: такое расположение комнат в школе никак невозможно. Интересно, долго ли Палыч искал такое место. Или вложился в поиск? Наверное, можно ведь как-то вложиться в поиск, искать там всякие потерянные вещи, клады искать, или там золото партии, или хотя бы банковские счета. Но мы это умеем плохо. То есть как не умеем? Просто не берёмся за такие заказы. Не знаю, почему. Какой-то дефект методики. Умели бы - в золоте бы ходили.
Помещение у нас что надо. Три сквозные комнаты, до кабинета Палыча и прочего начальства. Из сквозных можно зайти в две рабочие (без мебели, окна на восток, ловить утреннее солнышко) и в подушечную, где сидят (точнее, лежат) наши девочки. Эти все комнаты обычно закрыты, ключи выдаёт Палыч или Стас, вместе с фольгой. Девочки обычно запираются на ключ изнутри, по понятным причинам. Хотя начальство, конечно, может зайти в любой момент, если по делу. Просто так никто не зайдёт. Во-первых, чтобы не мешать. Во-вторых, непосредственного интереса уже давно нет: все давным-давно друг с другом перетрахались, да и сейчас, если очень приспичит, никто не откажет, коллектив у нас в этом отношении дружный, да и во всех остальных тоже. Работа такая: сближает, некоторым образом.
Задание я знаю со вчера, а может и с позавчера: для того, чтобы вложиться, надо, чтобы идея в голове отстоялась как следует. Хотя идею мы и так знаем. Наш первый крупный заказ: переговоры продолжались чуть ли не месяц, мы все дрожали, трепетали, вкладывались как могли, чтобы его получить. Заказчики тянули кота за хвост, но мы оказались сильнее. Теперь главное - его не провалить. Тем более, задача очень наша: контроль над картинкой для обеспечения безопасности.
Я получаю фольгу и иду в рабочую комнату. Мебели там никакой нет, присесть негде, да и нефиг рассиживаться. Хотя, конечно, бежать к окну и начинать зазря мять фольгу тоже не нужно. Главное - обойтись без колебаний.
Мой кусочек задачи относительно простой: обеспечить безопасность картинки на северо-западе Москвы. Раньше мы в таких случаях специально ездили, всё смотрели, пока до Стаса не допёрло, что это всё совершенно зря, потому что на самом-то деле работаем не мы, а инстанции. А этим достаточно наших смутных представлений, так даже лучше: меньше ошибок насажаем. Так мы им рисуем в голове улицы всякие, машины, а их это только сбивает с толку - нам что, нужна эта конкретная улица и эта конкретная машина? А так: скажешь "северо-запад", чуть-чуть подсветишь какой-нибудь картинкой, чтобы не ошибались - и всем всё понятно. Уж что-что, а карты районов у инстанций, наверное, имеются.
Солнышко, кстати, хорошее. Без туч, без фигни.
Я стою около окна с фольгой в руках. Фольга жёсткая, блестящая, с крохотными такими пупырышками. Явно какая-то конверсионная фигня. Откуда Палыч берёт эту фольгу, никто не знает. Да и знать нам это нежелательно: как-никак, единственное настоящее ноу-хау, которое у нас есть. Хотя что любопытно: несмотря на все разговоры, до сих пор не было ни одного случая успешной кражи методики. Все конторы развивают свои методы, которые практически непереносимы (проверено). Это, кстати, вполне объяснимо: мы ведь вкладываемся в разработки, причём вкладываемся на фирму. Соответственно, она этим и владеет. Так что рассказать-то можно, а вот перенести - нет. Но фольга всё-таки для нас важная вещь, некоторым образом ахиллесова пята - на крайняк, нас могут её лишить, конкурентов у нас хватает. Так что лучше уж не знать, где Палыч её берёт. Меньше знаешь - лучше спишь.
Одно известно точно: на любой другой фольге результаты на порядок хуже.
Так. Сначала разламываем блестящий листочек на четыре части, вот так хрустнем туда и сюда, аппетитный, кстати, такой звук, будто разворачиваешь плитку с шоколадом. Ловим в левый верхний квадратик утреннее солнышко. Кстати, ещё одна фигня: мы пробовали работать с рассветными лучами, по идее первые лучи Солнца должны были бы обладать силой офигительной. Так вот: ничего подобного. То есть моща-то есть, да не про нас, всё идёт мимо. Наше время - где-то около девяти, десяти. Зимой - даже в районе одиннадцати. То есть солнышко-то должно быть утренним, да, но всё-таки чтобы оно достаточно поднялось. Тогда самое оно.
Теперь начинаем мять фольгу, не упуская взглядом солнышко. Мять можно как угодно - главное, вовремя переводить взгляд на освещённые кусочки... Ну и пора занимать.
- Мир существует, я согласен, существует, я согласен, я доволен, я не хочу ничего другого.
Как заём, это практически ничего не даёт: за такое признание практически ничего не полагается (а вот за непризнание полагаются разные некайфы, вплоть до мучительной смерти). Но зато это хорошо действует на кредиторов: остальные займы идут легче. Ловим солнышко... так, наверное, всё хорошо идёт.
- Мир меняется сам по себе, как хочет, я согласен, я не препятствую, я доволен.
Это уже создаёт некоторый задел: тут, правда, сложно настроиться на полное приятие, этакий фатализм. И солнышко ловим, ловим, а фольгу ломаем, ломаем на квадратики, вот как пятнышко хорошо бегает.
- Есть материя, есть инстанции, есть управление, я согласен, я не мешаю, я доволен. Волей инстанций существует Земля, существует суша, существует Москва, я согласен, я не мешаю, я доволен, пусть так и будет. Всё что делается на Земле, на суше, в Москве, всё хорошо, я согласен, пусть так и будет, я не препятствую, я доволен.
Дальше в том же духе: делаем займы, спускаемся до картинки. Весь секрет в том, чтобы согласиями оплатить изменение. То есть мы соглашаемся на глобальную картинку, чтобы пробить её в одной точке. Инстанции, конечно, берут за это будь здоров процент. Свинство это - а что делать?
Так, спускаемся к нашей картинке. Пора вкладываться.
- Есть Северо-Запад (в голове - туманное пятно, ну да сами разберутся), есть шейх Ясин, он будет на Северо-Западе, я так хочу. Он войдёт и выйдет так, как хочет, его картинка не сломается, не будет несогласия, не будет расхождения с его картинкой, никакого несогласия, никакого расхождения не будет, я так хочу.
На самом деле тот мужик - никакой не "шейх Ясин". Так, какой-то статусный араб. Но нам его так представили, этого достаточно, инстанции сами разберутся, кто он по паспорту и чего ему нужно. Нам нужно обеспечить его безопасность и некоторую удачу в делах. Взрывать он тут вроде бы ничего не намеревается, убивать кого-то - тоже (иначе к нам не обращался бы). Переговоры по таким вопросам он вести может, но тоже вряд ли. Скорее всего, какие-нибудь денежные дела. Да хрен ли с ним. Если у него не будет никаких неприятностей (а они, судя по всему, ожидаются, или даже обещаны), то нам заплатят хорошие деньги. А главное - мы, как фирма, перейдём в другую весовую категорию.
Дверь открыли. Зачем-то входит В.И. Напряжённо так:
- Костя, кончай работу. Все собираемся в кабинете у шефа. Заказ снят. Будем теперь решать, что делать.
И, не меняя тона:
- У вас ружья, и вы мерзавцы.
Уже не таясь, в комнату заходит здоровенный белобрысый мужик. У него и вправду ружьё, и выглядит оно вполне убедительно.
Блядство дикое! Это наезд. Причём охрененно серьёзный: мы регулярно вкладываемся в собственную безопасность, к нам никакая шобла не может подойти ближе километра, да и конторы вроде нашей хрен нас пробьют, пробовали. Это кто-то совсем посторонний, очень сильный и очень наглый.
Хорошо хоть, некоторые наши штучки работают. Иначе В.И. ничего сказать не смогла бы.
Значит, главное - без паники. На счету у меня ещё что-то есть, нарушить контакт я не успел. Вкладываемся:
Я ловлю солнышко и начинаю говорить:
- Хочу выпасть из картинки, хочу быть незаметным, ходить незаметным и делать незаметное, я так хочу.
Разумеется, мужик пришёл за мной. Разумеется, фольгу он у меня пытается отнять. И отнял бы, если бы мог сосредоточиться на своём намерении. Но рабочую фольгу отдавать нельзя. Я её сворачиваю и кладу за щёку. Мужик тут же о ней забывает. Меня, впрочем, он уцепил за плечо, так что вырваться я не могу. Ну и хрен с ним: он, конечно, видит, что кого-то держит, но не очень понимает, кого он держит и зачем. А когда он меня выпустит, вообще забудет. Правда, удрать мне таким образом не удастся: если я слишком удалюсь от картинки, я попаду в их картинку, и меня, скорее всего, накроет. Но я и не собираюсь бежать: буду болтаться где-то поблизости от того, где бы они меня хотели видеть.
Палыч и Стас в кабинете, набитом вооружёнными людьми. Там же девочки, полуголые - похоже, их вытащили "как есть". Серёжи не видно, но он где-то здесь, чую. Видимо, тоже успел вложиться каким-то образом.
Ну да нас это не спасает. Им ведь не нужны мы. Им нужно сорвать заказ, это ясно...

) тут меня разбудили (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments