Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

добрые люди

Хорошо, да.

Татьяна Бек.
Сегодняшний российский капитализм в обнимку с посткоммунизмом вышел вовсе не из конкретного события десятилетней давности, а из глубинных недр российской истории (и, в частности, советской номенклатуры), из нашей социальной психологии.

(Как всегда, во всём виновата Россия-хрюшка со своей страшной историей и её народец. А всякая иная мысль есть ни что иное, как - см. дальше)

Александр Гельман:
В те дни, десять лет назад, я отчетливо ощущал, что из Белого дома к власти рвется мрачная, черная сила. К тому же, будучи евреем, я не мог не почувствовать, не увидеть антисемитский заряд этой силы. [...] Я и сегодня не вижу оснований для того, чтобы отречься от моих чувств и моего выбора десятилетней давности.

(Это самый, самый цимес. Комментировать тут что - только портить.)

Римма Казакова:
Я сознательно поступила тогда и приняла позицию Ельцина, демократов. [...] И вообще, тогда был очевиден поворот к старой России, к тому самому, чего хотел ГКЧП и чего мы никак не могли принять.

(Да, вот именно: не "совок", а именно "старую Россию" мы так не люююбим.)

Сергей Каледин:
Международный эффект октября 10-летней давности ошеломительный, со знаком минус. Нас презирают теперь открыто и повсеместно, и поделом. Провалили два путча, проиграли при всех козырях. А могли выиграть. [...] Сегодня пожинаем плоды. Это не страна, а территория. Не нация, русские, а население. Размытое, импотентное, нищее, неграмотное, запуганное, неспособное, заплеванное. Не получающее зарплаты, все в голодухе, - хотя трубы, фанфары поют, что все хорошо. Но мы-то знаем, что все очень плохо, экономика на нуле, пузыри пускаем.

(Ну так. А то ж.)

Татьяна Кузовлева:
И, в общем-то, выстрел по парламенту - если не подменять понятия, был не расстрелом парламента, а выстрелом по верхним этажам здания. В той ситуации, наверное, остановить это воинственное противостояние никак иначе было невозможно. Но было известно, что на верхних этажах парламента никого нет. [...] Произошло колоссальное обогащение одних и резкое обнищание других. Но то же самое происходило и в других странах. А сейчас, как мне кажется, наступает время некоторой стабильности и власть постепенно поворачивается лицом к решению социальных проблем. Город наш стал чище и аккуратнее, налаживаются его службы.
(В самом деле: в сущности говоря, пальнули-то так просто. Попугать. Ну мы же думали, там никого нету. А они, дурачки, от страха все перемёрли. Зато теперь город становится чище, службы его налаживаются. Вот оно как славно-то вышло.)

Анатолий Приставкин:
убитых не должно было быть, но позиция была нормальной. Хорошо, если бы никто ни в кого не стрелял. Но в Белом доме сидел Руцкой и правил там бал, и у меня хранится документ, где он требует смертной казни для людей, чей список прилагался, и как их задержать в аэропорту, - и это злодейство было бы ничуть не меньшее, чем то, что было совершено по отношению к нему. Он жив остался. А были бы живы те, чей список он опубликовал, подписавшись, как президент, под постановлением об их смертной казни?

(Интересно было бы взглянуть на сей список. Думаю, под ним подписалось бы процентов семьдесят населения страны.

Хотя - наверное, "появились новые имена", ага.)

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments