Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Социальное как гендерное: женское сознание "среднего класса"

bessarab переживает радости становления классового сознания:
Сегодня в метро я принял окончательное решение собрать денег на машину. Почему - и так понятно... Лица людей, с которыми ежедневно делишь пространство в транспорте, которые явно получают удовольствие, соприкасаясь со мною какими-то частями своих тел... иных выводов нет - они не отодвигают своих колен от моих, когда садятся рядом. Вопрос: откуда у меня чего берется? Диагностирую в себе какую-то новую разновидность снобизма. Отвращение к пролетариям. Мне в метро легко - я агрессивен и быстр, меня затолкать очень тяжело. Но так стало хотеться Privacy... личного пространства, в котором никто не мог бы меня коснуться, даже случайно. Ведь приемлемая дистанция между незнакомыми людьми - полметра минимум. далее - клиника, абсурд. баста, карапузики, мне будет намного комфортнее в салоне своей машины, какой некомфортной она не была бы (начинать придется с малого)...
Может быть я взрослею, дорос до того, что это становится психологической необходимостью... А может быть просто зажрался, хотя, было бы с чего...

В комментах:
n0vikova: ДА! ДА! ДА!
И это не зажрался! По-моему любому нормальному человеку не приятно ощущать прикосновение или просто дыхание рядом незнакомых и не шибко приятных людей. Ладно если бы в метро ездили Клуни и Лопезы, чистые, мытые и благоухающие. А то ведь брррр. И еще на шею садятся, как будто подальше отойти нельзя.
Ух, давно я там не была,и если повезет еще дольше не буду :)
gitta:
вспомнилось сразу самое страшное инязовское ругательство - плебей. Не по происхождению, а по образу мысли. И это не снобизм, mon cher, а банальное классовое сознание - присущее каждому здравомыслящему индивиду.
bessarab на это:
у меня ощущение, что я окончательно классифицировался в белые воротнички и возникает желание максимально дистанцироваться от плебса не только по атрибутике, но и по образу жизни. к сожалению, моя жизнь слишком тесно с ними связана - квартира (одна на двоих с типичнейшим плебеем), 2 часа в день в транспорте (с плебеями). уже появляется желание снять квартиру в приличном районе, хотя раньше я об этом не думал вообще...
а ведь когда-то пил пиво в подъезде и даже в подвалах тусовался
...:)
die_ziege:
та же фигня.
я сноб, пижонка и мажерка.
и это не от сладкой жизни.
это состояние души.
"народ" и правда порой раздражает :)
bessarab на это:
я думаю, ты заслужила то, что можешь и имеешь.:)
это дает тебе право быть такой.
просто мы такие...
и так и должно быть.
аминь.

меня "народ" не то чтобы раздражал, просто чем дальше, тем отчетливей становится видно, что мне с ним не по пути.

Я долго думал, что мне всё это напоминает. Пока не прочёл вот это (всё из комментов):
bessarab
меня пугают дети пролетариев, их взгляд...
мне не хочется дышать с ними одним воздухом.
но их все больше вылазит:(
стерилизовывать их что-ли?


На самом деле вся эта соматика очень хорошо узнаваема. Это реакции женского тела - точнее, тела, становящегося женским в процессе социализации в "средний класс".

Прежде всего, меняется семантика прикосновения. Для женщины прикосновение к её телу всегда имеет только один смысл - сексуальное посягательство, попытка овладеть или изнасиловать. Отсюда - требование пустого пространства вокруг тела: "прикасаться ко мне могут только приятные мне люди" (читай - любовники, "допущенные к телу"). Privacy - синоним гинекея, женской комнаты, где "никто не мог бы меня коснуться, даже случайно". Это связано с женским же переживанием "тела-как-ценности" (в отличие от мужского понимания тела как инструмента): прикасающийся посягает, "ворует", "протягивает лапу к моему кошелёчку между ног". Из чего следует желание отстраниться, отодвинуться, запереться в гинекее.

Для мужчин семантика прикоснования совершенно иная. Банальное - "привлечь внимание": мужчина может взяться за плечо другого мужчины - "слышь, друг", женщина так никогда не сделает (или, если сделает, то "неестественно", с напряжением). Есть ещё обертона агрессии ("руки убери!") и грубоватого дружелюбия (похлопать по спине, обнимаясь при встрече). Но само по себе прикосновение не воспринимается как посягательство (агрессия как таковая тоже не является посягательством, кстати).

Таким образом, переживания человека, встраивающегося в ряды "среднего класса" (заметим, переживания соматические, на уровне телесных реакций) - это переживания становящейся женщины. Разумеется, это не означает смену сексуальной ориентации (хотя "не без этого": пресловутая "терпимость", равно как и некоторые элементы гомосексуальной культуры среднему классу действительно свойственны).

Здесь гендерное является соматической метафорой социального. "Средний класс" (думаю, не только российский, хотя вопрос сам по себе интересен) понимает себя именно как "красивую женщину", зажатую между Богатством (мужским началом) и Трудом (тоже мужским началом), то есть "желанным любовником" и "опасным насильником".

При этом, как всякая женщина, средняя класса воспринимает "Труд" только как "нищету", как "людей, не могущих заплатить за меня в ресторане". Отсюда и образ Страшного и Мерзкого Люмпена, который "дышит перегаром и касается надушенного плечика".

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →