Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Экономическая история России в кратком изложении

atrey рассуждает:
В энтропийном сообществе, каковой является русская соборная община- очень трудно собрать, сконцентрировать силы и ресурсы в одном каком-то месте.Но это периодически нужно для нормальной жизни сообщества. Тогда правителям ничего не остается, как выпустить на время инстинкты стяжательства, снять ограничения и зажимы для отнятия сильным у слабого-всего ценного,для концентрации ресурсов в руках сильного.Как бы новая экономическая политика. Каждый раз хапуги почему-то наивно верят, что это всерьёз и надолго, и что им действительно предоставили возможность работать на себя и своих наследников [...] Но на самом деле для общества-они всего лишь инструменты для периодически необходимого собирания постоянно распыляемых энтропийным, лежащим на печи"простым русским народом"-ресурсов, то есть что-то вроде пиявок которых ставят на больной орган, а потом безжалостно выбрасывают.
По-прошествии некторого периода, когда ресурсов собирается достаточно чтобы снова можно было бы начать распылять-кровососов вскрывают, а накопленное ими-"отнимают и делят".

Точка зрения понятная, легко защищаемая, "данная нам в опыте". но тем не менее - ложная.

Ложным тут является, прежде всего, образ "лежашего на печи народа". На самом деле русским несколько столетий просто не давали делать того, что им делать хотелось. А заставляли делать что-нибудь неинтерсное и русским ненужное.

Иногда, впрочем, для какой-нибудь цели требовался "энтузиазм". В таком случае приоткрывали одну из щёлок, чтобы русские туда хлынули. "Разрешили". "Открыли дверь". "Волю дали". В этом смысле НЭП, "энтузиазм 60-х" или ранняя кооперация (неподкавказская и неподментовская) были, по сути, очень похожими явлениями. "Можно печь пироги". "Можно делать ракеты". "Можно шить штаны и не быть за это пиздимым".

Олигархи же - это как раз те, кто обирает и отнимает нажитое русскими. Обычно они действуют "в сговоре с начальством", а чаще - просто в доле.

То есть это две совершенно разные породы.

Русская мечта очень проста: чтобы не отнимали имущества, не ломали его, и дали бы, наконец, накормиться, обстроиться, одеться. Но этого-то как раз русским и не дают, потому что боятся, что тогда русские усилятся и свалят со своей шеи нерусь. Начальство же (иногда само являющееся нерусью, иногда - просто запуганное, зашуганное ею до потери сознания) русским помочь не хочет, а само их давит.

Вообще, "русская история" в этом плане выглядит так.

Поставил русский забор. Хороший забор, справный, досточка к досточке. Развёл за ним огород.

Пришёл начальник, сломал забор.

Русский в слёзы.

Начальник объясняет: "Некрасивый у тебя забор. Я тут в Германии был, там лучше заборы делают. Чё ревёшь? я тебе, можно сказать, культуру насаждаю".

Русский вздыхает, делает забор "по немецкому образцу". Тратится на дерево немецкое.

Пришёл начальник, сломал забор. "Что-то у тебя роскошно - даже у меня такого нет. Скромнее надо быть".

Русский охает, кряхтит - "ладно уж, без забора как-нибудь, если уж от него начальнику такая докука".

Ночью пришли свиньи богатого нерусского соседа (к которому начальник не сунется), поели да потоптали весь огород.

Снова пришёл начальник, отводит глаза, бурчит - "извини, нехорошо вышло... ставь свой забор взад". Русский охает, кряхтит - ставит. Не роскошь какую, а так, чтобы только держался. Начальству глаза бы не мозолил.

Ночью приходит богатый сосед, ломает забор, запускает свиней.

Русский бежит к начальнику жаловаться. Начальнику некогда, скучно, да и портить отношения с нерусским не хочется. Отводит глаза, бурчит - "сами как-нибудь разберитесь".

Русский идёт, ломает соседу забор.

Сосед русского ловит, бьёт, потом приезжает к начальнику, показывает ему кынжал, обещает "барашка в бумажке".

Начальник едет к русскому, везёт его в правильню к судьям да аблакатам. "Извини, брат, всё понимаю, но ты законы нарушил".

В правильне русскому "дают срок". Годика на три так..

Возвращается русский домой "со справочкой".

Домик растащен, разграблен: всё ценное сосед приватизировал. На огороде соседские свиньи жируют.

Русский думает-думает, и перестаёт огород сажать. Потому что "обидно же".

Сидит себе на крылечке, горюет. "Забери меня боженька отсюда".

Мимо проезжает авто. В авто буржуины, бляди ихние, дорогие пидоры, ну и "филозоф" - для смеху с собой прихватили, чтоб потешал.

Буржуины смотрят на богатый двор, где нерусь пирует, и на русский огород, где топчутся свиньи, да на русского, что на крылечке горе горюет. Буржуи смеются, показывают пальцем, фотографируют. Потом к "филозофу" - "ну ты, как тя там... ОБЪЯСНИ".

"Филозоф" с готовностью: "Русские ленивы и нелюбопытны, вашбродь. Это ещё Салтыков де Кюстин сказал как припечатал".

Буржуй - "А-а-а. Ну пусть их сидят. Лохи - они и по жизни лохи. А надо крутиться, вертеться, правильно говорю?" Филозоф во фрунт: "Так точно, вашбродь. Вертеться там, крутиться. Это вы прям как будто Дерриду в Оксфорде слушать изволили."

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments