Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

с митинга

Неюбилей, но всё-таки дата

Дорогие друзья, завтра у меня день рождения. 52 года исполняется, не хухры-мухры.

В связи с этим я напоминаю своим друзьям, сторонникам и прочим хорошим людям очень важную информацию:

Мой Яндекс-кошелёк: 410012831037853

Номер сбербанковской карточки: 5469 3800 8382 5967

0xa1319bEAF9e2171AE883722a87bC98292389c0AE - мой кошелёк для эфира (который Ether или ETH)

001-651238 - номер кошелька в epayments

)(
с митинга

Мы всегда возвращаемся к Ленину...

Эрик Лобах ответил на моё эссе о стилистике расстрельного дела. Даже не ответ, а огромное эссе на всякие разные темы.

Вот, собственно:


Оригинал взят у eriklobakh в Мы всегда возвращаемся к Ленину...Правда-правда. Ну, в смысле, - как Черномырдин говорил про политические партии: "Какую партию ни пытаемся построить - всегда получается КПСС". Кстати, вот только сейчас понял, что это стопроцентная копия (калька) его же лучшего и гениального "крылатого выражения" - "хотели как лучше, а получилось как всегда".Collapse )

================

Я, честно говоря, не уловил главную мысль этого опуса. Так что ограничусь лишь несколькими замечаниями чисто фактологического свойства.

1. C мнением Эрика о невкусности американских и фашистских продуктов я соглашаться или не соглашаться не мог в принципе, так как не пробовал ни тех, ни других. Где Эрик пробовал фашистские продукты, я тоже не очень понял - ну, может, ему рассказывал кто-то из родственников или там знакомых, не знаю. Но немецкая кухня вообще не то чтобы уж очень славится; более того, в известной шуточке про рай и ад утверждается, что в раю немецкая полиция, а в аду немецкая кухня. Что касается американской - об американских продуктах я слышал и плохое, и очень хорошее.

2. Конечно же, я никоим образом не предполагал, что Даша Митина когда-либо окажется у расстрельной стенке. Это была поэтическая условность. Потому что любители расстрелов скорее позовут Дашу к себе в расстрельную команду, ибо она отлично смотрится в кожанке с калашом, а чтобы у стенки стоять - это не её роль. Отмороженные же антисоветчики будут, скорее всего, не расстреливать, а вешать. Так что - в моей речи Даша присутствует чисто символически, как олицетворение "доброй знакомой Эрика" (из политически активных, конечно же).

3. И насчёт девицы Раппопорт с её доносом. Доносить вообще очень плохо; но в данном случае она в чём-то была и права, потому что брак комара с мухой и в самом деле противоестественное дело, ибо знакомые нам комары (которые нас кусают и т.п.) - на самом деле самки, то есть это лесбийский, гомосексуальный брак получается, против чего биологически подкованная девица Раппопорт, видимо, и возражала. Конечно, сейчас, в наше время это считается нормальным, но надо же понимать, время было такое. Причём не только в СССР, но и в любимой Лобахом фашистской Германии отношение к таким вещам было очень нетерпимым. Да и в Штатах тоже, знаете ли, гомофобия процветала.

4. Ну и цитата из Грибоедова, по-моему, совершенно не к месту. То есть я знаю, что Эрик недолюбливает шампанское как таковое, считая его напитком недостаточно серьёзным, но это же не повод!

А так - - -

)(
с митинга

О приемлемом и неприемлемом

Разговаривать можно с кем угодно, в том числе с людьми, которые тебя ненавидят или которых ненавидишь ты. Но есть несколько очень конкретных моментов, после которых следует переходить к оскорблениям или просто прекращать всякое общение.

1. Собеседник искажает ваше ФИО - в разговоре с вами или среди третьих лиц. Этого нельзя терпеть никогда и ни при каких обстоятельствах. Если искажается имя другого человека - это очень нехороший звоночек. Как только начинается "Сирожа" или там "навальный-насральный" - общение следует прекращать. Тот, кто это делает - либо сам говно, либо держит за говно вас.

Использование уменьшительного имени без вашей личной санкции - это вообще-то запредельное хамство. "Знаешь, Серёжа..." - если это не ваш старый личный друг пишет - повод задуматься, не прекратить ли такое общение. "Сирожа" - сразу нахуй.

Разумеется, если вы стремитесь кого-то сильно задеть, то можно и нужно этим приёмом пользоваться. Отдавая себе отчёт, что вы делаете и каков будет результат.

ДОВЕСОК. Есть, впрочем, два случая искажения ФИО, которые хоть как-то терпимы. Это "презрительное множественное число" и написание с маленькой буквы. "Всякие крыловы и навальные хотят развалить нашу Россиюшку" - дурно и пошло, но "ещё можно". То же самое кавычки вокруг имени: они символизируют сомнение в том, что это настоящее имя. "Появилась какая-то "саша" и начала гадить в комментах" - нормально, хотя для "саши" м.б. и обидно.

2. Собеседник пытается сказать вам, что вы ребёнок, а он взрослый. Этого нельзя терпеть никогда и ни при каких обстоятельствах. Как только вы читаете фразу "видно, что вы ещё не повзрослели", "это ваши детские обидки" и т.п. (вне зависимости от вашего возраста и возраста собеседника) - общение следует прекращать. Тот, кто это делает - либо сам говно, либо держит за говно вас.

При этом ссылки на возраст без обращения к теме ребёнка вполне релевантны. "Вы ещё не родились, когда Брежнев умер" - нормальный аргумент в споре об исторических реалиях. "Ребёнок" - это понятие онтологическое: быть ребёнком = быть бесправным и презренным существом, чей опыт, знания и таланты (любые) не имеют никакого значения, потому что ребёнок ничтожен и неправ перед взрослым по определению.

Разумеется, если вы кого-то и впрямь держите за ничтожество и хотите это подчеркнуть, то пользоваться подобным приёмом можно и нужно. Понимая последствия такого обращения.

3. Собеседник угрожает физическим насилием или провоцирует его, прямо или косвенно. С прямыми угрозами всё и так понятно, а косвенные угрозы - это прогоны типа "а ты приедь ко мне в Невиннопуповск, побазарим по-мужски", "а ты бы смог это сказать в лицо Рамзану Кадырову?", "у нас на районе таких додиков как ты в жопу ебут арматурой" и т.п. Следует понимать: люди, говорящие подобное - либо конченые мудаки, либо ублюдки с преступной психологией. Общаться с такими персонажами себе дороже.

То же самое касается заведомых стукачей и прочих лиц, которые угрожают "пожаловаться государству" (или любой вышестоящей инстанции, хотя бы настучать фейсбучному начальству). В современных российских условиях это - заведомые ублюдки и выродки, чем бы они ни мотивировали свои угрозы.

Разумеется, если вы и в самом деле хотите перевести конфликт в плоскость физического противостояния - кто ж запретит вам, велкам. Опять же с оговоркой о последствиях.

Всё остальное может быть терпимо или нет - включая даже личные оскорбления, национальную тему, всякие "я твой мама эбал" и прочую хуерду. На это можно реагировать как угодно, в том числе никак. Но вот к вышеперечисленным моментам стоит относиться безо всякого снисхождения, формально. Потому что это МАРКЕРЫ. "Тут - фсё".

ДОВЕСОК. Я понимаю, кому-то захочется попробовать задеть меня именно одним из перечисленных способов, чтобы посмотреть, что я буду делать. Чтобы вы не трудились: я просто забаню. Придётся заводить новые аккаунты (есть такие герои) или подванивать в никому не видимых анонимных комментах (там у меня уже бегает несколько обиженных).

)(
с митинга

Рассказик

Не могу заснуть, давление. Написалось. В стиле альтхистори. Точка бифуркации очевидна из текста.

НАШИ ДЕДЫ ВОЕВАЛИ

Всё началось, когда классная Зоя Владимировна сказала, что Лёнька Костыльков уходит в другую школу и классу нужен новый вожак.
Костя Малинин - нормальный парень, хоть и вундеркинд и на два года всех нас младше. Зато он хорошо умеет всех сорганизовать. Одному говорит – делай это, другому – делай то, а вместе всё получается. Вот только драться с нами он не может, вес не тот. Ребята махаются, а он на лавочке сидит или учебник читает. Поэтому за волю к власти у него всегда твёрдый «неуд», а за лидерство – «уд». Это ему натягивают ещё и потому, потому что оратор он хороший. Вот только голос тихий, а главное – не умел пускать слюну. Он даже уроки специальные брал, и колбасу перед выступлением нюхал – никакого толку. Как начнёт говорить – всё куда-то пропадает. Его училки так и прозвали – «сухоротый».
У Витьки Малеева слюна есть и орёт он здорово. Даже конвульсии иногда у него получались, особенно на геометрии. От теоремы Пифагора у него настоящий припадок был, как у Вождя Гитлера. Дёргается весь и орёт – «катеты! Катеты! Хайль катет! Угол прям, как наша воля к победе! Штурм, дранг, захватываем площадь, Ницше, говно, этажерки, квадрат гипотенузы!» - и бумс на пол, и пена изо рта. За бесноватость ему всегда «отлично» ставили. Драться он тоже не дурак. Ему психологи прочили большое будущее в молодёжной фаланге. Так что мы его били регулярно, чтоб озлобился: туда без этого не берут. Но с ним тоже засада – Витька добрый. Не то чтобы совсем нюня, но вот злобы настоящей в нём нет. К тому же его пару раз застали плачущим после битья и снизили оценку за нордичность.
Зинка Фокина была злая и визжала по-страшному. И дралась отлично, чем попало дралась – пеналом, линейкой, ведром. Девочкам это можно, так что её боялись реально. Но у неё рожица как у лягушонка, а у классного вожака должно быть лицо вожака, а не лягушки какой-то. А то как же её на Стене Славы рисовать? Вот то-то.
Оставался Юра Баранкин. Он с четырёх лет ходил на боевые искусства и мог побить кого угодно. Но он был двоечник несчастный, а главное – закадычный друг Малинина. Его он бить не мог. Даже на спарринге. Не мог и всё.
Классная, конечно, могла и сама назначить вожака. Но тогда она по фюрерпринципу за него бы и отвечала. А у неё через два года - освобождение от работы. И зачем это ей?
Вот так мы сидели в классе и грустили, ожидая, когда Зоя Владимировна всё-таки объявит бой без правил.
И тут-то Малинин себя и показал. Встал, поправил очочки и тихо так говорит:
- А может, мы просто выберем вожака? Устроим, ну, это… голосование? Кого выберем, тот и будет вожаком.
Все, конечно, чуть языки не проглотили. У Зои Владимировны очки упали, она даже не заметила. Потому что за сердце схватилась.
Потом валидол под язык подложила, оклемалась немножко. И говорит:
- Малинин! Ты вообще понимаешь, что сказал?
А Малинин глазами лупает и говорит:
- А чего такого? Я тут книжку читал про древние племена, там вожаков иногда таким способом выбирали. Ну, когда непонятно, кто сильнее. Все садились вокруг костра и…
Зинка тут завизжала по-страшному. И правильно. А то Малинин такого мог наговорить, что я даже не знаю.
Училка тоже это поняла. Взяла себя в руки и спокойно так говорит:
- Понимаешь, Малинин, тогда люди были дикие. Они других людей ели. Мы что, теперь будем друг друга жарить и есть? Только потому, что когда-то такое было можно?
Малинин почесал нос – задумался, значит. И опять говорит:
- Ну насчёт людей есть я не знаю. Это плохо, наверное. Потому что человека надо убить, чтобы съесть. Но я же не говорю кого-то убивать. Можно ведь даже без драки обойтись. Просто проголо…
Тут уже не только Зинка завизжала, но и Юлька, и Светка. Светка так вообще зарыдала в голос. А потом как закричит:
- Как ты можешь такое говорить, Малинин! У меня дед на той войне погиб! И его сестра! И дочка маленькая! Да как ты смеешь!
Малинин опять глазами лупает и бряк:
- А при чём тут война? Война семьдесят лет назад была.
У Зои Владимировны лицо стало серьёзным таким, как каменное будто.
- Малинин, - сказала она. – Мы воевали с теми, которые это делали. Голосовали. И выбрали президентов и премьеров, которые развязали войну. У нас сорок миллионов человек погибло! У немцев – двадцать! А ты знаешь, что британцы и американцы делали с нашими пленными?!
- Я кино смотрел, - говорит Малинин. – Они, конечно, гады, и на нас напали. Но я же не за них! Я не за англичан, не за америкосов! Я за нас, за русских и за немцев! Я просто не понимаю, почему нельзя устроить голосование!
Зоя Владимировна на него смотрит и головой качает.
- Зря тебя, - говорит она, - сразу в третий класс взяли. Вроде и умный, а самых главных вещей не понимаешь. Мы не с англичанами воевали, Малинин! И не с американцами! Мы воевали с демократией! С идеологией мы воевали, Малинин!
Малинин опять нос чешет. И выдаёт:
- А как это можно воевать с идеологией? Воевать можно с людьми.
Классная аж покраснела вся.
- Малинин! – а голос уже совсем железный у неё стал. – Люди были оболванены, одурманены! Этим самым демократизмом! Лживой, фальшивой идеей! Которая погрузила мир в море крови! А ты её тут проповедуешь!
- Ничего я не проповедую, - тупит Малинин. – Я же ни с кем воевать не собираюсь…
- Пацифист! – завизжала Зинка и запустила в него пеналом. Не попала, правда.
- Вот именно, - сказала Зоя Владимировна. – Ты проповедуешь лживую, человеконенавистническую идеологию пацифизма. Ей демократы разлагали другие страны, чтобы не могли героически сопротивляться их нападению. То же самое, что и ты сейчас, говорил Бриан!
Тут все, конечно, замолчали. Дело как-то далеко зашло. Если уж Брианом стали ругаться – там и до Черчилля недалеко. Ну а если кто кого Черчиллем обзовёт – всё, без драки не обойдётся.
А Малинин всё тупит. Очочки свои поправил и говорит:
- А я вот не знаю, что Бриан говорил. Можно это почитать где-нибудь?
Зинка опять завизжала и запустила в Малинина цветным мелком, на этот раз попала.
Но ему хоть бы хны. Форму отряхнул и говорит:
- Да я чего. Я просто не понимаю, чем демократия так плоха. Вы можете мне это объяснить?
Тут уже Зоя Владимировна не выдержала и сама на крик перешла.
- Да тем плоха! – заорала она. – Что она на нас напала! Что против неё! Наши деды воевали! Деды воевали, жизни клали против демократии, против выборов этих поганых, против свобод этих проклятых! Деды! Твой вот дед, небось, в эвакуации отсиживался! А у меня половина семьи на той войне погибла! Чего тебе ещё надо?
Витька Малеев тут вскочил и тоже орёт:
- Все народы мира! – орёт. - Эту проклятую демократию! Осудили! На Бирмингемском процессе! Ты знаешь, какие там ужасы показывали! Ты знаешь, что американские президенты творили? Как японцев депортировали? Ты знаешь, сколько японцев погибло при депортации?! Только потому, что они японцы!!! Ницше, говно, гипотенуза!!! – тут он пустил пену и бросился на пол, валяться. Наверное, хотел ещё пятёрку за бесноватость заработать.
Малинин подбородок упрямо выставил.
- Ну это они нехорошо, конечно, сделали, - этак через губочку цедит. – Но у нас тоже всякое было. Вот в Германии, когда культ Гитлера осудили, там же выяснилось насчёт евреев…
- Это были отдельные недоработки! – завизжала Зинка. Ну это понятно, у неё папа Дахау газифицировал.
- И Национал-Социалистическая Партия их осудила, - закончила Зоя Владимировна. – Так что не надо тут спекулировать. И вообще: сейчас в мире демократий не осталось.
- А Швейцария? – опять заумничал Малинин.
- Отсталое государство, задворки истории, на этих дикарей и ссылаться-то стыдно, - сказала классная этак строго. – Ты ещё Флориду вспомни, в этой стране тоже безвождизм. Ну так там голод. Ты этого хочешь?
- Голод у них, потому что с ними никто не торгует, - заявил Малинин. – Да и вообще, причём тут они все? Я же спросил – ну чем плоха эта самая демократия?
Тут весь класс хором заорал наперебой:
- Демократия – это война! Война – это смерть! Наши деды воевали, чтобы мы жили! Солнечный круг – небо вокруг!
Малинин смотрит и головой крутит. Типа – не убедили.
А Зоя Владимировна смотрит и головой качает. Укоризненно.
- Ты, - говорит она Малинину, - не понимаешь самой сути. Демократическая идеология сама по себе бес-че-ло-вечна! Даже если бы войны не было. Ну вот например. Если везде была бы демократия, то везде было бы расовое неравенство. Потому что все народы друг друга ненавидят, а значит, те, кого больше, голосованием избирали бы политиков только своей расы. И только диктатура может обеспечить равенство всех людей, потому что диктатор как приказал, так и будет. Вот посмотри на Юру Баранкина. Он же негр. Родителей его из Сенегала привезли, по приказу Великого Вождя Брежнева. А ведь он тебе друг. И ты тут распространяешь демократизм! Если бы у нас был демократизм, твоего друга тут не было бы! Не было бы!
Тут Юра Баранкин встал, подошёл к Малинину да как двинет ему в рожу. Малинин на другой конец класса отлетел.
Ну тут мы и поняли, что вожак в нашем классе теперь есть. Ещё подрались немножко, для порядка, все отхватили по морде, потом поздравили Баранкина с захватом власти и проявленной волей. От школьного фюрера поздравление на завтра пришло.
А Малинин недельки две с фингалом походил и успокоился. Понял, наверное, что-то. Что-то такое, самое важное. Что можно, а чего нельзя. Что есть вещи, которые в жизни главное.
И поэтому - нечего тут.

)(
с митинга

Продолжение предыдущей темы: правильное поведение и речь. Да, напоминаю, у меня день рождения.…

с митинга

Вторник, лекция, 19-30

Продолжение предыдущей темы: правильное поведение и речь.



Да, напоминаю, у меня день рождения. Так что буду особенно рад вас видеть.

)(
с митинга

И ещё про "скандал с 57-й". Перспективы

Да, кстати. Если кто ещё не понял.

С точки зрения административной логики, если тема «учителя ебут учениц» начнёт благодатно форситься, единственное спасение – полная и окончательная феминизация образования. Чтобы везде были только училки и ни в коем случае не учителя. У учителя-мужчины есть член, а значит, его можно обвинить в приставании к ученицам . И если будет спрос на такие обвинения, обвинят ОБЯЗАТЕЛЬНО, рано или поздно. Потому что спрос рождает предложение, и оно обязательно последует. Так что единственный безопасный вариант – «чтоб бабы везде». Потому что тема «баба соблазнила мальчика» форсится на три порядка хуже, особенно в ситуации, когда она этого не делала.

ДОВЕСОК. Нет, я не защищаю 57-ю школу, я там не учился, там не учатся мои дети, а те, кто там учился, сейчас принимают активнейшеее участие в гебешной кампании. Мне лично, в общем-то, пофиг. Хоть вы там все переебите и передушите друг дружку. Я просто говорю, КАК БУДЕТ. Будет – так.

)(
с митинга

Не рекомендую повторять такое же...

Оригинал взят у ribakov в Не рекомендую повторять такое же...
Без специальной подготовки и  уверенного знания законодательства не рекомендую повторять такое же.
Иначе все может закончится  не очень хорошо.
Меня из-за этого чуть было не заставили 3 часа отсидеть в камере.


Но обо всем по порядку.
Collapse )

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

с митинга

"До мышей"

Про Алексиевич уже все вроде бы высказались, но вот мне очень понравился текст Дометия Завольского.

Я бы, может, не стал отдавать слово "антисоветизм" дуракам и уродам, да и "контрреволюция" тоже не вполне корректный термин. Однако по сути высказанного - - -

)(
с митинга

Мёртвая Смерть. Разрешили ему кашу с каклом-маклом есть

Как известно, во всём на свете или есть антисемитизм, или нет его. Обычно это очевидно сразу. Однако сегодня мне приснился сон, про который я так и не понял, есть ли в нём антисемитизм.

А именно. Снилось мне, что всем известный сатирикёр Шендерович совершил какое-то преступление, одновременно смешное и гадкое. В чём оно состояло, я не помню, да и во сне, кажется, не знал. Но суть была в том, что даже еврейские роды возмутились, так что Шендеровича и его родителей вызвали на Поколенный Суд.

Поколенный Суд состоял из живых и мёртвых евреев, сидящих на двенадцати великих престолах и судящих «весь израиль». Вот и Шендеровича приволкли туда и бросили к подножью одного из престолов, на котором сидел очень толстый еврей с бородой и в широкополой шляпе величиной с летающую тарелку. Тот потыкал Шендеровича тростью, и Шендерович как бы уменьшился и закаменел, превратившись во что-то вроде маленького чёрного комочка тряпья.

И я вдруг понял, что с Шендеровичем он говорить не будет, ибо на Поколенном Суде говорят только с предками.

Тут вышли предки Шендеровича. Я думал, их будет много, но вышла какая-то жалкая кучка. Все они теснились перед престолом – который внезапно стал очень большим – и явно стремались.

И великий еврей в шляпе – который вознёсся на своём престоле куда-то вверх, очень высоко – вопросил предков Шендеровича так:

- Вы его воспитали, какой он есть,
Разрешили ему кашу с кАклом-мАклом есть!
Он червивою рукою выгребал из параши!
И какой же по жизни заслужил он каши?

Тут вышел какой-то предок Шендеровича – почему-то я подумал, что это дед – и сказал:

- Встану за него! Сечь его трубой, да не простынью!

Я это понял так, что предок – в качестве компромиссного варианта - предлагает Шендеровича каким-то крайне болезненным образом наказать, однако не до смерти.

И какая-то женщина, закутанная в чёрное, распростёрлась перед престолом – вот буквально легла - и закричала:

- Лягу за него! Класть его котом, да не голову!

Я это понял примерно так, что она предлагает Шендеровича каким-то образом изувечить и что-то ему отрезать, но всё-таки не жизненно-важное.

Но остальные предки сурово молчали, и я постиг, что без их заступничества участь Шендеровича будет решена.

Великий еврей с престола ещё немного подождал и вопросил:

- Кто ещё за него слово молвит?

И никто не двинулся с места. Тогда великий еврей вдруг встал – оказавшись ростом буквально до неба – и провозгласил:

- Отсечь парашника от колена и распустить на хмели-сунели!

И пнул Шендеровича, так, что тот выкатился под ноги евреев. Тут все они выхватили огромные каменные ножи – и в этот миг я проснулся.

Не знаю теперь, как и понимать сие. И есть ли в этом какой-нибудь антисемитизм.

PS. Ничего не хочу сказать про реального Шендеровича, и обидеть его не хочу – это был всего лишь сон.

)(